АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Сталинградская битва: Решающий етап сражения - Штурм

E-mailПечатьPDF

 

  Период с 3 по 13 сентября оказался поворот­ным для верховных командований армий обеих сто­рон. В эти дни были приняты решения, которые предопределили и исход стратегической оборо­ны Сталинграда, и коренной перелом в ходе всей Второй мировой войны.

 

 

Сталинградская битва: Решающий етап сражения - Штурм

 

К началу сентябрянемецкое командование оказалось в трудном положении: окружить и уничтожить русскиеармии  в сражении на подступах к Ста­линграду и взять город не удалось. Замышляя прорыв, немцы надеялись шокирующим авиа­ударом, уничтожением города и населения, сломить волю обороняющихся, но проходили дни и становилось ясно, что русские полны ре­шимости сражаться не только на подступах, но и в самом городе. Об этом говорилось в воззва­нии горкома партии: «покроем все улицы бар­рикадами, сделаем каждый дом неприступной крепостью». Теперь оставалось только одно лобовой штурм каменных кварталов, раскину­тых на десятках километров. И хотя перед не­мецким командованием вполне отчетливо вы­рисовывалась губительность уличных боев, оно не могло сделать ничего другого. В очередной раз  в истории Второй мировой войны русские вынуждали принять весьма неже­лательное решение, котороя армия Гитлера таки приняла, что и определило итого битвы, сражения за Сталинград.

Немецкому руководству стало также оче­видным: советская стратегическая оборона на вспомогательном направлении перевернула весь план кампании. Сталинград стал решаю­щим пунктом для действий главных сил, и ис­ход боев всего года будет решаться у этого го­рода. В перспективе пугающе маячила русская зима с непредсказуемыми последствиями. Гит­лер жестко торопил генералов Вейхса, Паулюса и Гота. За день до нового штурма, 12 сентяб­ря 1942года, в ставке под Винницей, он катего­рически потребовал: «сосредоточить все имею­щиеся силы и как можно быстрее взять Ста­линград и овладеть всем берегом Волги». При этом под Сталинград Гитлер дополнительно вы­делил еще несколько дивизий.

В эти же дни советское главнокомандование также сделало окончательный вывод: центр во­енных действий сместился на юг, и дальней­ший ход борьбы на всем советско-германском фронте будет решаться на его южном крыле, у Волги. Поэтому главная цель обороны усто­ять и нанести поражение немецким армиям именно здесь в Сталинграде. Пока же сила­

ми Сталинградского фронта, прежде всего 1-й гв. армии Москаленко, 66-й - Малиновского, 24- й Козлова, предполагалось ударить с севера и ликвидировать разрыв фронтов. Сталин ото­звал с Западного фронта Г. К. Жукова, чтобы направить его в Сталинград для организации этого удара.

Поздно вечером 28 августа Жуков вошел в кабинет Сталина. Жуков знал, что положение на юге тяжелое, но то, что он услышал, потряс­ло его. «Может случиться, что немцы возьмут Сталинград» и это говорил не кто-нибудь, а сам Сталин. При одном взгляде на карту стано­вилось ясно: сдача Сталинграда это катаст­рофа. И этого не могло, не должно было про­изойти, такой исход не укладывался в уме. 29 августа Жуков вылетелв Сталинград.

3 сентября Жуков получил телеграмму Ста­лина: «Положение Сталинграда ухудшается. Противник в трех верстах. Сталинград могут взять сегодня или завтра, если северная группа не окажет немедленную помощь. Потребуйте... немедленно ударить по противнику и прийти на помощь сталинградцам. Недопустимо ника­кое промедление. Промедление теперь равно­сильно преступлению. Всю авиацию бросить на помощь Сталинграду...» Жуков все-таки вы­держивал сроки сосредоточения войск и во из­бежание напрасных потерь бросал в бой хоть как-то укомплектованные части.

image46

 

Сталинградская битва

image47

С 3 по 12 сентября удары армий Сталинград­ского фронта по левому флангу Паулюса оття­нули его танки и мотопехоту от штурма города. Удары проводились в трудных условиях: мед­ленный подвоз и сосредоточение войск, не­хватка средств, горючего, боеприпасов и вре­мени для сколачивания соединений. К тому же открытая, как скатерть местность, была убий­ственно невыгодной для наступления при пол­ном господстве немецкой авиации. Все ослож­нялось еще и отсутствием у советских коман­диров опыта массированного использования танков, устаревшим построением боевых по­рядков частей в три линии, что затрудняло им вести огонь на поражение в начале атак, тогда как сами они подвергались огневому удару про­тивника (это вызвало в октябре распоряжение Ставки в корне изменитьполевую тактику).

Продвижение советских войск на 2 3 км встречало сильный огневой отпор немцев и не решало главной задачи. В ходе этих боев Жу­ков и Василевский все более убеждались, что наличными силами и армейскими ударами об­становку под Сталинградом не переломить.

12 сентября вызванных в Ставку Жукова и Василевского Сталин встретил вопросом: «Что нужно Сталинградскому фронту, чтобы ликви­дировать коридор и соединиться с Юго-Восточ­ным Жуков доложил обстановку и в частнос­ти сказал: нужна, как минимум, полнокровная армия, танковые соединения и артиллерия. Ста­лин склонился над картой резервов, а Жуков, отойдя с Василевским к окну, вполголоса сказал:

Все равно это не решение вопроса.

  • Да, согласился Василевский, это по­лумера. Нужно искать иное решение.

Сталин услышал и мгновенно вскинулся от карты:

  • А какое «иное» решение?

Оба военачальника вернулись к столу и кратко пояснили суть «иного» решения. Имен­но в ходе этого обсуждения в какой-то момент сверкнула, как молния, идея: мощными удара­ми окружить всю немецкую группировку под Сталинградом. И уже на следующий день, 13 сентября в 22 часа, план в общих чертах был доложен Сталину. С этого дня защитникам Ста­линграда выпадала тяжкая доля ценой большой крови и жертв устоять до дня и часа «икс». И они, не зная об этом решении, выстояли.

По стечению обстоятельств, в одни и те же дни возникли два противостоящих замысла или два решающих плана: немецкий взять Ста­линград и отбросить русских до Астрахани и советский удержать Сталинград и окружить немцев между Волгой и Доном.

Немцы назначили штурм города на 13 сентя­бря, о чем ночью, в момент обсуждения плана, Еременко доложил Сталину. Тот тут же прика­зал Жукову вылететь на Сталинградский фронт, а Василевскому на Юго-Восточный.

Оборона города проходила в удалении от 2 до 10 км и возлагалась на 62-ю армию от Рын­ка до Купоросной (50 км) и 64-ю от Купоросной до Ивановки (25 км). 62-я армия, на которую легла основная тяжесть обороны, провела небе­зуспешные бои на внутреннем обводе, где за 10 дней немцы понеслибольшие потери. Но к то­

Расчет немецкого станкового пулемета МЄ 34 готовится к бою на окраине Сталинграда. Сентябрь 1942 года

 

ШтурмСталинграда

image48

Подвоз боеприпасов на тракторах СТЗ-5 НАТИ. Сталинградский фронт, осень 1942 года

му времени, когда соединения 62-й отошли не­посредственно на городской обвод, армия на­считывала 40 тыс. человек против 100 тыс. у немцев, 723 орудия против 1435 немецких и 60 танковпротив 500. Паулюс и Гот замкнули, на­конец, пустое кольцо, но не на берегу Волги и не в городе, а перед ним, западнее и им снова противостояли так и не окруженные 62-я и 64-я армии.

Сталинград, как объект «обороны-штурма» представлял узкую (от 2 до 5 км) полосу длиной в 60 км от р. Сухая Мечетка до Красноармейска и по сложившейся структуре разделялся на три части: северную до завода «Красный Ок­тябрь», центральную от «Красного Октября» до Купоросного и южную от Купоросного, включая Красноармейский район. Планировка: узкие прямоугольники кварталов с длинными прямыми продольными и короткими попереч­ными улицами. Это облегчало обороняющимся устройство баррикад и организацию огня, но и противнику позволяло вести сквозной обстрел, затрудняя маневр обороняющихся. На западе перед городом находились небольшие высоты, а непосредственно в город врезалось много ов­рагов (балок), что давало преимущества про­тивнику в наблюдении и скрытном накоплении войск. Ширина Волги в районе Сталинграда 1 2 км, переправы пароходные, паромные и лодочные. Основная у Красной Поляны. Правый берег Волги, обрывистый и высокий создавал большие «мертвые пространства» не­досягаемые для артиллерии врага, там распола­гались штабы и тылы. Местность в целом не вы­годная для обороны, готовность которой к 10 сентября не превышала 25%. Прочность и упор­ство обороны создавалось мужеством и мо­

ральной стойкостью войск, мощью огня, манев­ром сил и средств. Она отнюдь не была «лобо­вой, позиционной», а характерна исключитель­ной маневренностью, причем больше с нашей стороны, ибо немецкая, связав основные силы штурмом, ограничила себе свободу маневра на флангах.

После неудавшихся попыток овладеть Ста­линградом с севера поворотом 14-го танкового корпуса на юг вдоль Волги, Паулюс решил ов­ладетьцентром города атакой в лоб, с запада. 13 сентября в 8 часов утра после часовой мощ­ной авиа- и артподготовки немцы нанесли два удара: силами двух пехотных дивизий от Горо­дищ в направлении на Мамаев курган (высота 102,0) и двумя танковыми, одной моторизован­ной и пехотной дивизиями от Садовое и Зеле­ная Поляна на пригород Минина и Купоросное (схема 9). Замысел рассчитывался на выход к Волге, прежде всего у Мамаева кургана, зани­мавшего ключевое положение в плане города. Курган, как господствующая высота, разделял центр и весь Сталинград ровно пополам и от­крывал командный контроль над обеими поло­винами города, над Волгой, переправами и ле­вым берегом. С захватом Мамаева кургана сра­зу же замыкались в два кольца и разорванная 62-я армия и обе половины города. С севера от уже пробитого «коридора», с юга от Ку­поросного.

В первый день штурма 13 сентября 35-я ди­визия и 10-я бригада отбили атаки немцев на пригород Минина и Купоросное, на направле­нии же к Мамаеву кургану, немцам удалось в полосе 23-го танкового корпуса овладеть посел­ком МТС и поселком Аэродромный. Потери с обеих сторон были немалыми. Немцы потеряли

 

image49

до 1300 человек и около 40 танков. В нашей 6-й танковой бригаде, попавшей на острие удара, остались 1 из 15 боеспособных танков, и 30 че­ловек из экипажей. В ночь на 14 августа и.о. ко- мандарма-62 Н. Крылов (назначенный В. Чуй­ков прибыл 14 сентября) организовал неожи­данный для врага контрудар и немцы, сами из­готовившиеся к атаке, вынуждены были отби­вать его танками и авиацией.

День 14 сентября был критическим. Паулюс двинул в атаки семь дивизий, 500 танков, авиа­цию, обрушил огонь тысячи орудий. Бои раз­

вернулись у Мамаева кургана, по реке Царица, у элеватора на окраине пригорода Минина. Немцы прибегали к хитростям: обозначали ложные атаки, перекрашивали свои танки под цвет советских, рисовали на них звезды. К ис­ходу дня немцы овладели Мамаевым курганом, вышли к вокзалу Сталинград-1, взяли под авто­матный обстрел центральную переправу. Каза­лось еще один нажим и город будет взят. В этой ситуации, когда судьба Сталинграда висела на часовых и минутных стрелках, Еременко ре­шил: немедленно, днем, под непрерывным ог­

 

Штурм Сталинграда

image50

Советские бойцы заняли оборону в развалинах дома на окраине Сталинграда. Сентябрь 1942 года

нем противника, переправить через Волгу 13-ю дивизию Родимцева. Переправу прикрывали лишь офицеры штаба армии и комендантские взводы. Других сил не было. Дивизион «Ка­тюш» подавил своим залпом немецких автомат­чиков, и советские роты и батальоны прямо с паромов и лодок бросилисьв атаку. Немцы от­катились от берега.

Мамаев курган ключ всей обороны и от­бить его у немцев нужно было во что бы то ни стало. В. Чуйков на рассвете 16 сентября после 10-минутной артподготовки бросает на штурм два полка. Атака проходила развернутым стро­ем. Немцы наземным огнем всех средств и бом­бардировкой буквально выкашивали наших бойцов. Первым на курган с пологой стороны ворвался батальон капитана Кирина, по круто­му склону к вершине взвод лейтенантаВдо­виченко, тут же сраженного в рукопашной. Его заменил сержант Куценко, и шестеро (из 30) оставшихся бойцов удержали гребень. Мамаев курган был отбит. Атаки немцев, предпринятые в последующие дни лишь увеличивали число их потерь.

С 15 по 19 сентября в центре южной части кипели исключительно ожесточенные бои. На площадях, на улицах и переулках, в домах, в подвалах и на этажах, во рвах и оврагах. Атакам и контратакам терялся счет. В эти дни прозву­чали на всю страну слова сержанта Я. Ф. Зайце­ва: «Сталинград не сдадим. За волгой для нас земли нет Онистали символом стойкости за­

щитников Сталинграда и их лозунгом.

17 сентября особого упорства достигли бои за вокзал Сталинград-1. Его под прикрытием авиации'штурмовал немецкий батальон с двад­цатью танками, и он четыре раза переходил из рук в руки. Но к вечеру 10 немецких танков бы­ли сожжены, а остатки штурмующих отброше­ны. Командир роты лейтенант Колеганов доно­сил комбату ст. лейтенанту Федосееву: «Пока я, командир, живой ни одна сволочь не пройдет. Сам лично я на слух оглох, падаю с ног, но по­гибнем,а не отступим

В южной части немцам все-таки удалось за­нять пригороды Минина и Купоросное. С выхо­дом противника на этот участок, 62-я армия оказалась отрезанной не только с севера, но и с юга и прижатой вплотную к Волге. Немцы нача­ли атаки на Нижнюю Елыпанку, угрожая уда­ром по Заволжью, тылам фронта и базе волж­ской флотилии. Бои длились четыре дня.

Большую роль в укреплении устойчивости обороны сыграл, по определению А. Еременко, фронтовой «артиллерийский кулак» под цент­рализованным руководством командования фронтом. Управлял «кулаком» генерал В. Дмит­риев. Созданные артгруппы, иногда до 200 ору­дий и минометов на один километр фронта, оперативно, в течение 15 20 минут, обрушива­ли огневой удар в любую точку города по изго­товившемуся к атаке противнику. Могли поста­вить заградительный огонь, при этом согласо­вывали действия с авиацией.

 

image51

Сталинградская битва

Схема 10. Бои в центральной и южной частях Сталинграда с 14 по 19 сентября 1942 года

 

ШтурмСталинграда

18 сентября обстановка осложнилась и Став­ка приказала Сталинградскому фронту снова ударить на Городище, Гумрак и соединиться с 62-й армией. Она, усиленная 92-й стрелковой и 137-й танковой бригадами, одновременно встречным ударом от Мамаева кургана на Горо­дище должна была связать немцев в городе. Удары принесли незначительный успех, но у Паулюса оказались скованными силы всей се­верной группы и он не смог в критический мо­мент усилить штурм центра города, и только 21 22 сентября, подкрепленный резервами, предпринял новую попытку захватить центр и Мамаев курган.

В летописи битвы 2122 сентября выделя­ются особо. 21 сентября после длительной ар­тиллерийской и авиационной подготовки в ата­ку одновременно ринулись пять вражеских ди­визий (76-я и 94-я пехотные, 24-я и 14-я танко­вые, 29-я моторизованная). Основной удар при­шелся на дивизии Родимцева и Горишного (13- ю и 95-ю). Чтобы помочь им Еременко сосредо­точил огонь фронтовой артгруппы против ата­кующих немецких частей, а для борьбы с бом­бардировщиками направил все истребители8- й воздушной армии. Все атаки немцев были от­биты, а просочившиеся к центральной пере­праве автоматчики (до двух рот), подавлены ог­нем 42-й и 92-й сбр. 22 сентября бои разгоре­лись с еще большей силой. 76-я немецкая диви­зия при поддержке 100 танков стремилась разо­рвать фронт 13-й дивизии. К 12 часам совет­ские бойцы отбили 12 атак, но к 16 часам около двухсот немецких автоматчиков с 15 танками смогли вклиниться на участке оврага, на флан­ге 34-го полка, и одновременно другая атакую­щая группа охватилаего левый фланг. Родим­цев своим резервом из двух батальонов и раз- ведроты выбил обе вражеские группы. Но на других участках положение складывалось бо­лее опасно. Немцы дошли до корпусов Дома специалиста. Один их полк наступал по оврагу вдоль р. Царица, другой с танками чуть юж­нее, отрезая 42-ю и 92-ю сбр от 13-й дивизии. Пять дней советские бойцы дрались в окруже­нии и 27 сентября оставили свои участки. Юж­нее р. Царицы, в районе элеваторов шли беспо­щадные бои на уничтожение. О них в дневнике немецкого офицера говорится: «16.09.42 г. В ро­тах осталось по 30 40 чел. В элеваторе сража­ются не люди, а дьяволы, их не берет ни пуля, ни огонь... 22.09.42 г. В элеваторе нашли лишь 40 убитых русских морские дьяволы! и только одного тяжело раненного уже не спо­собного говорить...» (это был командир взвода Андрей Хозяинов. Его рассказ о бое приводит в своих мемуарах В. И. Чуйков). В этот же день 1-й и 2-й батальоны 13-й дивизии вели бой у вокзала Сталинград-1. Немцы окружили 1-й ба­тальон и 5-ю роту 2-го. Квечеру рота вырва­лась, а весь первый батальон, сражаясь до кон­ца, погиб. К своим отступила только одна мед­

сестра, которая вынесла из боя последнего еще
живого, но смертельно раненного бойца.

В результате за 14 дней боев, продвигаясь с
огромными потерями на сотню метров в день,
немцы заняли часть южной половины и центра
города, но не сломили сопротивления 62-й ар-
мии и не добились перелома событий в свою
пользу. Это вызвало крайнюю озабоченность в
ставке Гитлера. Срыв захвата Сталинграда и в
связи с этим, срыв плана кампании 1942 года
становился очевидным. Сталинград должен
был казаться немцам кровожадным и злове-
щим Молохом. За сотню метров продвижения
по улицам, он проглатывал несопоставимые си-
лы и средства вермахта, усиливая в высших не-
мецких штабах предчувствие надвигающейся
беды. Гитлер пытался найти виновных. Полете-
ли головы. Первыми были смещены командиры
14-го и 4-го танковых корпусов Витерсгейм и
Шведлер. Их критику решений командования
сочли пораженческой. 24 сентября был отстра-
нен отдолжности Ф. Гальдер, которого заменил
К. Цейтцлер. Был намечен к смещению и на-
чальник ОКХ генерал-полковник Йодль. На его
место Гитлер прочил Паулюса, полагая пере-
дать 6-ю армию генералу Зейдлицу (командир
корпуса 6-й армии). Но последнего перемеще-
ния по известным причинам не произошло.

Не добившись решающего перелома в цент-
ре южной части, Паулюс перенес главный удар
к северу, и с 27 сентября по 8 октября разверну-
лись бои за рабочие поселки заводов, а также

image52

Немецкий командный пункт близ знаменитого элевато­ра, который был ключом обороны южной части города и стал символом стойкости защитников Сталинграда. Сентябрь 1942 года

37

 

image53

точнее и севернее поселка, а также восточные скаты Мамаева кургана удерживали советские 95-я, 193-я, 39-я, 308-я дивизии с приданными частями.

Атака на поселок Баррикады в первый день 27 сентября стоила немцам полка пехоты и 30 танков. 28 сентября им удалось немного про­двинуться, но переброшенная сюда 308-я си­бирская дивизия Гуртьева сдерживала их до 5 октября, дав возможность Чуйкову провести перегруппировку.

С особой силой 28 сентября немцы обруши­лись на орловский выступ (схема 12). После 7 суток боев они прорвали нашу оборону север­нее и южнее Орловки, продвинулись до желез­ной дороги, рассекли выступ надвое и окружи­ли советские части северо-западнее Орловки. В кольце оказались 115-я стрелковая бригада и полки 112-й дивизии Ермолкина (точнее их ос­татки по 100150 бойцов). Потери немцев при этом составляли 2500 человек и 70 танков. Но советские войска вскоре вырвались из окруже­ния. О напряженности этих боев свидетельст­вует полковник немецкого генштаба Г. Дингер: «Все наши попытки подавить сопротивление русских артиллерией и пикировщиками оста­вались тщетными. Мы посылали в атаки все но­вые подразделения, но они неизменно откаты­вались со страшными потерями, настолько прочно русские зарылись в землю. В конце кон­цов, русские были окружены, но нечего было и думать о том, чтобы заставить их сдаться...»

Командование группы армий «Б», выполняя требования Гитлера о скорейшем взятии Ста­линграда, пополняло 6-ю армию резервами. Па- улюс усиливал натиск. Обстановка приближа­лась к критическому моменту. Линия обороны медленно, на метры в день, перемещалась к за­водам. Командование ЮВФ в ходе сентябрь­ских боев сделало вывод: принимаемые до сих пор меры контрудары в городе и удары Ста­линградского фронта уже не дают длительно­го результата. Противник по своим коротким коммуникациям успевает перебросить части для парирования, а затем быстро возвращает их на штурм города. Поэтому следует нанести удары на удалении, создать ложное впечатление о за­мыслах и отвлечь его силы на длительный срок.

Первый такой удар 25 сентября армий Тру- фанова (51-я) и Толбухина (57-я) выбил против­ника из межозерного дефиле (схема 13, с.40). Две румынские дивизии лишились 4000 чел., одна всей артиллерии. Обеспокоенные нем­цы срочно подкрепили их своими частями из города. Второй удар 51-й армии был нанесен 29 сентября и оказался еще эффективнее. Румын­ский корпус потерял 3000 чел. убитыми,17 тан­ков, 15 орудий, десятки минометов и других средств. Советские войска захватили Садовое. Но главное появление русских танков с «Ка­тюшами» у Садового сочли в штабе Паулюса за намерение ударить на Котельниково, т. е. в ты­

Сталинградская битва

Схема 11. Контрудар 62-й армии из района Мамаев Курган 27 сентября 1942 года

на орловском выступе (5x10 км, протяженность фронта 24 км), где находились четыре немец­кие дивизии с приданными им 120 танками (см. схему 10). Замысел Паулюса был прост: захва­тить заводы и прежде всего тракторный, выйти здесь к Волге и сдвинуть, наконец, войска из «коридора» на захват северной части. Осуще­ствление замысла позволило бы раздробить всю оборону Сталинграда на изолированные участки.

Одновременная атака сосредоточенных юж­нее Городищ и Мамаева кургана дивизий (24-я танковая, 295-я и 100-я пехотные) при поддерж­ке 100 танков была намечена на 8 часов утра (схема 11). Но командование 62-й армии, разга­дав план противника, упредило его в 6 часов контрударом двух танковых бригад и двух стрелковых дивизий. Советские войска про­двинулись на 2 2,5 км, но встреченные силь­ным противодействием немецкой авиации и артиллерии отошли на исходные позиции. Пау- люсу пришлось заново провести авиа- и арт­подготовку и лишь в 12 часов начатьатаку на поселок Красный Октябрь и Мамаев курган. Немцы, имея превосходство в танках и авиа­ции, ворвались в поселок, но ворваться еще не значит взять. Семь суток, днем и ночью продол­жались ожесточенные бои. В городских кварта­лах, а вернее на их развалинах начались ближ­ние бои, доходящие часто до рукопашных схва­ток, за каждую улицу, дом, этаж. В результате немцы продвинулись на 300 400 м и понесли такие потери, что до 5 октября отказались от атак, перенеся натиск севернее. Позиции вос­

 

image54

лы 6-й армии, и немедленно перебросили сюда
две танковые дивизии и артдивизионы. Таким
образом, эти удары помогли истекающим кро-
вью дивизиям В. Чуйкова удерживать ключе-
вые рубежи в Сталинграде и выигрывать драго-
ценные дни и недели, которые для обеих сто-
рон становились решающими.

Немецкое командование стремилось довес-
ти штурм до конца, и в октябре обстановка на
фронте 62-й армии все более ухудшалась. Бои
после потери орловского выступа перемести-
лись от поселков на территорию заводов
«Красный Октябрь», «Баррикады» и Трактор-
ного. Оставшаяся территория простреливалась
всеми видами огня, маневр стал возможен толь-

ко ночью или при задымлении. Армия имела 4
переправочных направления с использованием
для баз волжских островов, воложек и Ахтубы,
все они оказались под непрерывным огнем и
войска, и техника, и сами плавучие средства не-
сли потери еще на причалах.

Противник в начале октября на узком фрон-
те в 25 км имел против ослабленной 62-й армии
12 дивизий (7 пехотных, 2 танковые, две мото-
ризованные), располагавших 300 танков. В ок-
тябре немцы сосредоточили основной натиск
на Тракторный завод, как центр обороны всего
северного участка. Здесь оборонялись с севера
группа полковника Горохова (124-я и 149-я
бригады), с запада и юга 37-я и 38-я дивизии

Штурм Сталинграда

image55

генералов В. Желудева и И. Людникова, сильно поредевшие в боях. Немцы на узком участке, преодолев р. Мокрая Мечетка, стянули более 100 танков и несколько пехотных полков. За 5 дней, обескровив себя страшными потерями, они продвинулись на 300 400 м и после этого 6 суток до 13 октября, наступать не могли. Чуй­ков за это время выдвинул сюда 95-ю дивизию. Противник возобновил наступление только 14 октября, бросив в атаку свежую дивизию при поддержке 150 танков в полосе 95-й и 37-й со­ветских дивизий. Плотным огнем немцам уда-

 

Схема 12. Бои на Орловском выступе 29 и 30 сентября 1942 года

 

Сталинградская битва

image56

Схема 13. Контрудары 57-й и 51-й армий 25 и 29 сентя­бря 1942 года

лось взорвать минные поля, ворваться на от­дельные участки тракторного завода и выйти напротив него к Волге. Это стоило им 1500 уби­тыми и 50 танков. Фронт 62-й армии здесь был разрезан. Немецкому командованию уже каза­

лось, что еще один бросок и русские будут оп­рокинуты в Волгу, после чего можно будет при­ступить к выполнению главной задачи кампа­нии 1942 года захвату Кавказа.

Назревающий критический момент вызвал тревогу в советской Ставке. Еременко еще 5 октября получил телеграмму 170634: «Тре­бую, чтобы вы приняли все меры для защиты Сталинграда. Сталинград не должен быть сдан, а та часть Сталинграда, которая занята против­ником, должна быть освобождена. Сталин».

Ставка в октябре приняла окончательное ре­шение на мощное контрнаступление, поэтому Сталинград требовалось удержать во что бы то ни стало. С 30 октября на базе Сталинградского фронта формировались Юго-Запалный. Ф. Ватутин) и Донской. К. Рокосовский)фрон­ты, а Юго-Восточный стал Сталинградским. И. Еременко). Поскольку для 62-й армии пере­броска подкреплений через Волгу стала крайне затруднена, то чтобы помочь ей устоять 19 ок­тября, по решению ставки, Донской фронт пе­решел в наступление на Орловку силами 4 ди­визий и 4 танковых бригад. А 64-я армия Ста­линградского фронта нанесла удар с юга по флангу 6-й армии из района Купоросное Зе­леная Рама. Бои с небольшим продвижением, но с большим уроном для немцев шли до 1 ноя­бря и вынудили Паулюса снять со штурма горо­да значительную часть танков, артиллерии и авиации для парирования ударов. Г. К. Жуков в мемуарах отметил: «Не будь помощи со сторо­ны Донского фронта и 64-й армии, 62-я армия не смогла бы устоять и Сталинград возможно был бы взят».

image57

Немецкий унтер-офицер с трофейным советским автоматом ППШ притаился за кучей заводского мусора в Сталинградских развалинах. Сентябрь - октябрь 1942 года

 

image58

Расчет дивизионной 76-мм пушки ЗИС-З ведет огонь по врагу в Сталинграде. Осень 1942 года

ШтурмСталинграда

Октябрьские бои, сыгравшие большую роль в обороне Сталинграда, стоили его защитникам огромных жертв и крови. В дивизиях остава­лось по 200 400 человек, но и немецкие вой­ска также были настолько обессилены, что Па- улюс после боев у тракторного завода уже не смог организовать ни одного такого же сильно­го удара.Несмотря на то, что Гитлер к середине октября перебросил под Сталинград значитель­ные пополнения: десятки саперных батальо­нов, 60 артдивизионов, маршевые батальоны. Израненная, разорванная по фронту 62-я ар­мия в течение последнего месяца держала обо­рону в трех очагах: на севере, где сражалась группа полковника Горохова, в центре, где на маленьком клочке земли в районе завода «Бар­рикады», стойко держались части 138-й диви­зии, и далее, после небольшого разрыва, на юг шел основной фронт 62-й армии, к Мамаеву кургану и к стыку с 64-й армией. К середине но­ября войска, прижатые на северном участке к Волге, сражались в особенно трудных услови­ях. Но было совершенно ясно враг остановлен и бессилен добиться каких-либо новых успе­хов. На юге, от центра до Красноармейского района, 64-я армия на фронте в 40 км прочно удерживала позиции на внешнем обводе, не до­пуская немцев даже к окраинам города.

С конца октября и в ноябре немцы постоянно предпринимали попытки сбросить русских с ос­тавшихся «островков», но все они превраща­лись в затяжные и страшные по потерям улич­ные бои за развалины домов, заводов, разворо­ченные строения. Остатки полков и дивизий 62-

й армии, погибая, не сдавали последних рубе-
жей обороны. В районе завода «Баррикады» 308-
я дивизия Гуртьева только за три недели отбила
100 атак, 138-я И. Аюдникова, отрезанная II
ноября и прижатая к берегу на клочке в 400 на
700 м, почти без боеприпасов и продовольствия,
не отступила ни на шаг. Особенно яростные по-

image59

image60

Немецкий танк укрылся в Сталинградской балке. На горизонте виден силуэт элеватора

Сталинградская битва

пытки овладеть заводами немцы предприняли 11 13 ноября, результатом же оказались тысячи убитых перед позициями обеих дивизий. Про­тивнику в один из дней удалось захватить часть цехов завода «Красный Октябрь», но прибыв­шие из резерва Ставки 45-я дивизия В. Соколова при огневой поддержке фронтовой артгруппы, выбила его и удерживала позиции до 19 ноября. Паулюсу так и не удалось овладеть заводской ча­стью центра города. Северная группа С. Горохо­ва (6500 бойцов) держала оборону в окружении по линии Рынок пос. Спартаковец. Брошен­ные против нее в ноябре две усиленные дивизии при поддержке каждой 50 танками так и не смог­ли разрезать или потеснить ее. Фронтовая арт- группа, как молотом, била атакующих. Сменив тактику и отказавшись от массированных атак согромными потерями, противник, учтя опыт русских, начал действовать малыми группами, но успеха не добился. Атаки носили уже печать отчаянности. В дневнике немецкого командира батальона 271 полка 305 пехотной дивизии Ф. Гизе есть запись от 11 ноября 1942 года: «После двух атак остались в батальоне я, 9 унтер-офице- ров и 17 солдат»- В донесении Вальтера Зоммер- фельда, офицера одного из полков 297-й пехот­ной дивизии читаем: «...несмотря на хорошо проведенную авиационную и артподготовку, ид­ти в атаку не скем, нет людей, полк от артогня понес большие потери, в ротах осталось едва по 10 человек».

Последнее наступление Паулюса, предпри­нятое с 11 по 13 ноября, было изначально безна­дежным, как последнее зимнее наступление группы армий «Центр» в 1941 году подМоск­вой. Через 48 часов оно свелось к ожесточен­

ным рукопашным схваткам неподдающимся централизованному руководству. И хотя не­большим группам противника удалось преодо­леть эти последние «проклятые» триста метров до Волги, но немцы тут же оказались окружен­ными, поскольку русские перерезали узенькие коридорчики. Еще 4 дня продолжались ярост­ные бои, в которых пленных не брали, и надежд на выживание не было.

Несмотря на крайне тяжелое положение 62- й армии в октябре ноябре 1942 года инициа­тива бесповоротно переходила в руки обороня­ющихся советских войск. И когда на рассвете 19 ноября над дымящимися развалинами Ста­линграда с севера прокатился гул канонады 2000 советских орудий, то многие немецкие солдаты и офицеры, тревожно прислушиваясь к этим громоподобным раскатам, поняли, что ход Сталинградской битвы да и ход всей войны начал неотвратимо поворачиваться в другую, противоположную сторону.

Заключение

Сражениями на Северном Кавказе и под Сталинградом закончился 1-й период Великой Отечественной войны. Более трех месяцев продолжалось сражение за Сталинград и Гит­лер был вынужден отдать приказ 1 о перехо­де Восточного фронта к обороне. Приказ пред­писывал: «во что бы то ни стало удерживать до­стигнутые рубежи, отражать всякие попытки со стороны противника прорвать их и тем са­мым создать предпосылки для нашего наступ­ления в 1943 году». Это было признанием про­вала всей кампании 1942 года.

image61

Немецкий тяжелый полугусеничный тягач с установленным на нем 88-мм зенитным орудием захвачен советскими войсками. Лето 1942 года

Заключение

image62

Десант моряков Волжской военной флотилии. Сталинград, октябрь 1942 года

Необходимо заметить, что было бы явным упрощением утверждать, будто план кампании 1942 года, принятый гитлеровским руководст­вом рухнул в силу изначальной ошибочности или авантюристичности. Напротив, эти планы рассчитывались в немецких штабах, где сидели отнюдь не простаки, а квалифицированные специалисты, знающие свое дело. Роковой про­счет немецких стратегов заключался не в раз­работке заведомо невыполнимых планов, а в самоуверенной переоценке сил и средств своей армии и в недооценке сил и возможностей сво­его противника. Моральная стойкость русского солдата, бойцов и командиров Красной армии, оперативное мастерство ее полководцев были недооценены немецкими генералами. Эконо­мические возможности Советского Союза, способность советского руководства в корот­кий срок сконцентрировать усилия и мобили­зовать все средства не были до конца учтены политиками и стратегами Германии.

Ставка ВГК и Сталин не ожидали в 1942 году столь мощного наступления немцев на всем южном крыле и не имели заранее подготовлен­ного плана обороны. Все мероприятия по отра­жению вырабатывались по ходу действий на фронтах. И под давлением критической, суро­вой обстановки иногда принимались столь же суровые решения, как например, приказ 227 в июле 1942 года. Страна оказалась на крайнем рубеже: были потеряны не просто огромные (1 млн кв. км) территории, а промышленные рай­

оны. Это более 20 млн работоспособного насе­ления, около 800 млн пудов хлеба в год, более 10 млн тонн металла в год и т.д. В этот период бой­цам и командирам Красной армии приходи­лось мужеством и кровью исправлять ошибки и просчеты командования. Упорной обороной они сдержали натиск немецких группировок и выиграли время необходимое для накопления резервов. У Сталинграда немецким генералам было навязано генеральное сражение, которо­го они здесь не ожидали, но вынуждены были принять, понимая его решающее значение.

К 19 ноября командование группы армий «Б» оказалось в трудном положении. До преде­ла измотанные армии стали крайне малочис­ленными, лишились дивизионных и корпусных резервов. В тылу больше не было никаких крупных сил, а Сталинград, поглотивший их, так и не был взят. На растянутых флангах ста­линградской группировки немцев находились союзные итальянские, венгерские и румын­ские войска, не отличавшиеся высокой боеспо­собностью. Наступала суровая русская зима. Но еще более тревожило немецкое командова­ние резкое падение морального духа войск.

Многочисленные документы и мемуарная литература свидетельствуют о том, что в нояб­ре настроение не только солдат, но и офицеров вермахта под Сталинградом было подавленное, вера в победу исчезала, а ее место заняла един­ственная надежда выйти из этого кромешного ада живым. Уже упоминавшийся нами немец­

 

Сталинградская битва

кий офицер В. Гофман, ликовавший 23 августа по поводу страшной бомбардировки Сталин­града, невольно отразил в своем дневнике по­следовательную смену своих настроений, про­изошедшую с сентября по октябрь: запись 1 сентября 1942 года «Неужели русские дейст­вительно намереваются сражаться на самом берегу Волги? Это же безумие...» 11 и 16 сентя­бря «...варварство, ...фанатики». 25 октября

  • «...нас всех ждет «мрак и туман». 27 октября
  • «Русские это не люди, а какие-то желез­ные существа. Они никогда не устают и не бо­ятся огня». 29 октября «Каждый солдат (име­ется в виду немецкий. Авт.) считает себя здесь обреченным».

Вот другие свидетельства. Из дневника обер- лейтенанта 578-го пехотного полка Г. Хэннэса: «Меня никто не убедит, что мои товарищи уми­рают со словами «Хайль Гитлер или «Герма­ния!»...последние их слова о помощи или про­клятия». Или запись на последней странице дневника командира подразделения 8-го авиа­корпуса графа фон Эйзиделя внука «желез­ного» канцлера Отто фон Бисмарка: «Тысячу раз был прав мой великийдед, говоривший, что Германии никогда не следует ввязываться в войну с Россией».

В противоположность этому, к середине но­ября советские войска, не только были полны решимости сражаться и победить, но и занима­ли оперативно выгодные позиции, обеспечива­ющие исходное положение для контрнаступле­ния. Они прочно удерживали южнее Сталин­града ключевой район Бекетовка Красноар- мейск и рубеж по линии озер Сарпа Цаца Барманцак, откуда 19 20 ноября Сталинград­ский фронт нанес удар навстречу Юго-Запад- ному и Донскому фронтам.

Характерной чертой боев в оборонительный период битвы был их смешанный характер. Маневренные операции на открытой местнос­ти чередовались с ожесточенными боями непо­средственно в городе. Если вне города и на его окраинах немцы могли извлекать выгоду из своего превосходства в танках и авиации, то по мере продвижения в районы искореженных развалин, кирпича и бетона оно утрачивалось. Когда 2 3 немецких танка с ротой пехоты врывались в улицы, русские легко отсекали пе­хоту. После этого танки, пройдя вглубь, натыка­лись на противотанковые батареи, бронебой­щиков или поджигались брошенными сверху гранатами или бутылками КС. Уличные бои требовали от солдат большой выдержки, стой­кости, самопожертвования. Противники схо­дились на предельно близкие расстояния, стал­кивались «лицом к лицу». Схватки подразделе­ний нередко перерастали в рукопашные и за­канчивались штыками, кусками камня или по­следней гранатой.

Об убийственном характере таких боев сви­детельствует немецкий лейтенант из 24-й тан­ковой дивизии: «Мы сражаемся 15 дней за один дом, используя минометы, гранаты, пулеметы и штыки. Уже на третий день в подвалах и на ле­стницах валялись трупы 54 убитых немцев. «Линия фронта» проходит по коридору, разде­ляющему сгоревшие комнаты, по потолку меж­ду двумя этажами. Подкрепления подтягивают­ся из соседних домов по пожарным лестницам и дымоходам. С утра до ночи непрерывный бой в грохоте взрывов гранат, клубах пыли и дыма, среди куч цемента, луж крови, обломков мебе­ли и частей человеческих тел... Ипредставьте себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей рукопаш­ных боев. Длина улицы измеряется теперь не

image63

 

Штурм Сталинграда

image64

Разбитые немецкие танки чехословацкого производства Рг. 38(1) «Прага». Январь 1943 года

метрами, а трупами...» Медленно, неся огром­ные потери, немцы прогрызали себе путь по территории города, по территории заводов.

В ходе оборонительных боев советские бой­цы и командиры проявили большое искусство и находчивость в выработке новых тактических приемов. Несмотря на численный перевес про­тивника, они превосходили его в тактике борь­бы за каждую улицу, закаждый дом. Сталин­градцы выработали тактику создания в городе «зон смерти» густо заминированных домов, улиц и площадей, к которым сами знали все до­ступы, а немцам открывали «убойные коридо­ры» для наступления.

Большое применение в Сталинграде нашла тактика «штурмовых групп» небольших от­рядов, вооруженных легкими и тяжелыми пу­леметами, автоматами, противотанковыми ру­жьями. Группы поддерживали друг друга стре­мительными контратаками. Сама инструкция их действий составлена в боевом и наступа­тельномсуворовском стиле: «Врывайся в дом вдвоем ты да граната, оба будьте одеты легко

  • ты без вещевого мешка, граната без ру­башки; врывайся так: граната впереди, а ты за ней; проходи весь дом опять же с гранатой граната впереди, а ты следом». Но когда боецворвался в дом, то в силу вступает неумолимое правило: успевай поворачиваться! На каждом шагу его подстерегает опасность. «Не беда в каждый угол комнаты гранату, и вперед! Очередь из автомата по остаткам потолка; мало
  • гранату, и опять вперед! Другая комната гранату! Поворот еще гранату!..» Но ведь внутри объекта враг может перейти в контрата­ку. «Не бойся! Ты уже взял инициативу, она в твоих руках. Действуй злее гранатой, автома­том, ножом и лопатой! Бой внутри дома беше­

ный. Поэтому всегда будь готов к неожиданно­стям. Не зевай

Таким тактическим приемом в сентябре, по приказу командира 42-го полка полковника И. Елина, взвод лейтенанта Н. Заболотногои груп­па сержанта Я. Павлова захватили два «опор­ных пункта» два дома в 250 метрах от Волги и удерживали их до 19 ноября, хотя их непрерыв­но атаковали и обрушивали на них ежедневно по сотне снарядов.

Немецкое командование в первые же дни штурма было обескуражено такой тактикой, сбито с толку ситуацией, с которой ему до это­го не приходилось сталкиваться. И что же оно ей противопоставило? В соответствии со своей военной доктриной немцы только в еще боль­ших дозах увеличили массирование атак и про­должали лобовой напор. Но такая расточитель­ная тактика оборачивалась большим количест­вом трупов и разбитой техники. Растерянность охватила как высших военачальников, так и солдат.

В тактическом плане одно из решающих зна­чений в обороне города имел контроль над пе­реправами через Волгу, от них зависела судьба обороняющихся. Но немцы, недооценив значе­ния этого факта, с самого начала унорно стре­мились пробиться к Волге через полосу города сразу в нескольких местах. В результате, когда удавалось вклиниться в оборону русских, они намертво застревали в переплетении огневых точек и укрепленных пунктов и сами оказыва­лись в узких коридорах в роли обороняющих­ся. Батальона хватало на 2 3 атаки, дивизии на 3 4 дня.

Паулюсу при такой организации штурма по­стоянно недоставало войск и боеприпасов. Од­на из его радиограмм в конце сентября коман­

 

 

Сталинградская битва

image65

20-мм зенитный автомат Flak 30, захваченный советскими бойцами в Сталинграде. 1943 год

дованию группы армий «Б» весьма категорич­на: «Наши потери в живой силе в городе превы­шают получаемые нами подкрепления. Если по­добное положение не изменится, битва примет затяжной характер». Оценка оказалась проро­ческой.

Следует отметить оперативно эффективное использование советской артиллерии в Ста­линграде. Объединенное командование фрон­тов централизовало большую ее часть, создало к моменту боев на внутреннем городском обво­де фронтовую, а позже и армейские артгруппы под единым управлением. Часть тяжелых арт­полков находились за Волгой, наблюдатели в передовых порядках стрелковых полков. В те­чение 15 20 минут артгруппа могла поставить заградительный огонь, нанести огневой удар в момент изготовки противника к атаке, когда он вышел из укрытий. Огневые удары сочетались с одновременными бомбовыми ударами фрон­товой авиации. Такая организация обеспечива­ла: быстроту маневра траекториями, а иногда и колесами («Катюши», противотанковые диви­зионы); быстроту открытия организованного и очень мощного огня; точную стрельбу по целям в любой точке города.

Ставка обобщалаопыт боев и в октябре при­казом 305 внесла существенные изменения в тактику действий создаваемых танковых кор­пусов и артиллерийских дивизий, отменила из­жившее себя трехэшелонное построение стрелковой дивизии для наступления.

Сталинградское оборонительное сражение явилось огромной и трудной школой для совет­ских войск. Командование и штабы приобрели

опыт организации взаимодействия пехоты, танков, авиации. Научились вести упорную оборону в городе с одновременным маневром на флангах. Командование Сталинградского и Юго-Восточного фронтов несмотря на превос­ходство немцев, проводило контрудары, нанося противнику истощающие потери. Так, в авгус­те—сентябре немецкие 79-я и 305-я пехотные дивизии за три дня боев потеряли почти весь личный состав. Так же многократно восстанав­ливались заново 14-я и 24-я танковые дивизии.

Гитлер и его генералы сравнивали оборону Сталинграда с известной «Верденской мясо­рубкой» во время Первой мировой войны. Но такое сравнение страдает недооценкой совер­шенно новых особенностей и характера ста­линградских боев. Под Верденом оборона носи­ла сугубо позиционный характер с применени­ем преимущественно орудийного и пулеметно­го огня, под Сталинградом же исключитель­но маневренный и активный характер. И, прежде всего, со стороны обороняющихся со­ветских войск, которые находились в состоя­нии наступательной активности и постоянно наносили контратаки и контрудары.

Советскому Верховному командованию уда­лось достигнуть главной цели не только измо­тать и обескровить врага, но и подготовитьусло­вия для решающего ответного удара. Гитлеров­ским стратегам по первоначальному замыслу Сталинград был нужен как пункт, обеспечиваю­щий выполнение основной стратегической за­дачи захвата юга страны и особенно нефтя­ных районов Кавказа. В июне июлепосле тя­желого отступления Юго-Западного и Южного

 

 

История создания

фронтов, прорыва немцев к Дону, боев под Во­ронежем и в Донбассе, захвата Ростова, Гитлер и его высшие штабы уверовали в неотразимую силу вермахта. Они, решив, что советские вой­ска на юге разгромлены, надеялись быстро пе­рехватить Волгу у Сталинграда, взять его с ходу, и без задержки устремиться на Кавказ. Немец­кие стратегические планы опирались на превос­ходство вермахта на главных направлениях. Ка­залось все было рассчитано и учтено. Но в циф­ровых выкладках, в сухих формулировках ди­ректив и приказов германские генералы не уч­ли два важнейших фактора высокий мораль­ный дух советских войск и способность их про­тивостоять немецким планам.

Советская Ставка ВГК и военачальники всех служб и родов войск сумели преодолеть крити­ческую ситуацию. В считанные дни, буквально под огнем, был создан новый фронт, организо­вана упорная оборона, в которой увязли в за­тяжных боях немецкие группировки, теряя си­лы и время. Советские полководцы сумели на­вязать противнику свою волю, вынудили ме­нять планы и расстановку сил. Из второстепен­ного пункта Сталинград превратился в главный пункт стратегической обороны. Крушение пла­нов его быстрого захвата решило исход всей кампании 1942 года.

Сталинград не был заранее подготовленной «крепостью», он не имел серьезных оборони­тельных укреплений. Все предпринятые немца-

image66

Плененный генерал-фельдмаршал Паулюс (второй справа). Январь 1943 года

ми штурмы разбились не о форты и доты, а о железную стойкость советских бойцов и ко­мандиров. В пылающем городе, под убийствен­ным огнем, среди мертвых тел и разрушенных зданий, защитники Сталинграда вели бои с не­преклонной решимостью если потребуется умереть, но выстоять и победить, не считаясь с жертвами. Такие бои не поддаются никакому стратегическому предвидению, их невозможно предусмотреть никаким расчетом. Они ведутся с предельным упорством и жгучей ненавистью к врагу. И именно такими боями была выиграна битва за Сталинград, а вместе с тем и будущий исход всей войны.

image67

Расчет советской122-мм пушки А-19 ведет огонь по врагу. Ноябрь 1942 года

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.e5331b29-2b8f-458e-b250-09689da06906.001.jpeg

Основной боевой танк Т-72

В начале 1960-х годов на смену самым знаменитым послевоенным советским тан­кам Т-54 и Т-55 пришел не менее известный Т-62, на котором впервые в истории мирового танкостроения была установлена стабилизированная в двух плоскостях гладкоствольная 115-мм пушка - самое грозное оружие того времени которым обладала армия . Вскоре, уже в 1964году, был разработан, а в дека­бре 1966 года принят на вооружение абсолютно новый танкТ-64 - первый совет­ский танк второго поколения, на котором впервые в СССР удалось установить ав­томат заряжания, позволивший сократить экипаж до трех человек. В 1967году, после появления опыта эксплуатации Т-64 в войсках, выявившего недостаточную надежность двигателя, ходовой части и механизма заряжания, началась разра­ботка нового танка. Главный конструктор танкового подразделения Уралвагонза- вода (это предприятие занималось производством Т-64) Л. Н. Караев еще в начале 1960-х годов поручил группе конструкторов разработать усовершенствованный ав­томат заряжания, в котором были бы устранены недостатки механизма заряжа­ния танка Т-64. В частности, предусматривались обязательное удаление стреля­ного поддона за пределы танка, меньшие габариты, более эргономичная компоновка внутри танка, обеспечение большей надежности, меньшей пожароопасности и т д (см. фото).

Читать полностью...