АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Курская битва: Первый день

E-mail Печать PDF

 

Курская битва: Первый день

   Курская битва началась с мощных и упорных атак немцев на севере и юге. Но германские командиры на поле боя вскоре поняли, что оборона, с которой они столкнулись, гораздо серьезнее, ожидалось.Втечение мая и июня активность советских партизан в тылу группы армий «Центр» нарастала, так же как и действия
военно-воздушных сил Красной армии.

Сотни локомотивов и тысячи вагонов с пере-
возимыми по железной дороге грузами были
уничтожены или приведены в негодность.
Попытки стран оси контролировать появле-
ние партизан мало чего достигли, разве что
еще большей отчужденности населения

Пустые гильзы от снарядов, разбросанные поднос­чиками снарядов, которые держат в руках очеред­ные снаряды, обеспечивая стрельбу этой 76,2-мм противотанковой пушки, которую немцы прозвали «трах! бум (ratsch bumm) из-за издаваемых ею звуков во время ведения огня и соответствующего воздействия. К этому оружию в вермахте относи­лись уважительно, что побудило немцев использо­вать многие из захваченных ими этих орудий. Эти пушки могли уничтожать танки Т-34, когда эти тан­ки стали бичом для неадекватных им германских противотанковых пушек.

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image82.jpeg

Самоходные артиллерийские установки StuG III и бронетранспортеры Sd Kfz 251 дивизии «Лейбштандарт» наступают в первый день Курской битвы. Под руководством своего коман­дира, бригадефюрера СС Теодора Виша, «Лейб­штандарт» прорвал позиции 151-го гвардейского стрелкового полка.

Рядовые моторизованной пехоты СС, вероятно
из дивизии «Мертвая голова», на борту танка
Pz III. II танковый корпус Пауля Хауссера был
очень мощным, в его составе было 410 танков и
104 штурмовых орудия. К тому же его поддержи-
вала смешанная бригада реактивных минометов
Nebelverfer.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image83.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image84.jpeg

оккупированных территорий. Напряжен­ность и дурные предчувствия нарастали в войсках, которые двигались на фронт по все более небезопасным железным дорогам, ни­чуть не уменьшаясь, когда они прибывали на фронт.

Им оставалось только сидеть в своих траншеях и размышлять над задачей, кото­рая им предстоит.

После того как операция «Цитадель» не­сколько раз откладывалась, Гитлер наконец объявил 25 июня, что она начнется на рас­свете 5 июля. 4 июля, накануне наступле­ния, он издал приказ, который должны были зачитать войскам, а затем уничтожить: «Солдаты! Сегодня вы начинаете великое наступление, исход которого может иметь решающее значение для войны. Ваша побе­да должна в еще большей степени, чем пре­жде, подтвердить всему миру тот факт, что в конечном счете бесполезно оказывать ка­кое-либо сопротивление германской ар­мии... До сих пор именно танки русских, прежде всего, помогали им достигать неко­торых успехов. Грандиозное наступление, которое этим утром ударит по советским ар­миям, должно потрясти их до самого осно­вания. И вы должны знать, что все зависит от успеха этих боевых действий».

Несмотря на то что значение бронепоездов уменьшилось с появлением военно-воздушных сил, они все еще были способны вносить

свой весомый вклад в огневую поддержку войск. В последних образцах использовались башни устаревших танков с учетом стандартов поставляемых боеприпасов.

Русские были предупреждены Люси (и не только), что наступление начнется между 3 и 6 июля, но время не было названо. Ро­коссовский и Ватутин сразу привели свои фронты в полную боевую готовность. Были разосланы инструкции вести наблюдение за всеми действиями немцев, особенно за опе­рациями по разминированию. Теперь обеим сторонам оставалось только сидеть и ждать грандиозных событий, которые должны бы­ли развернуться. Красноармейцы и их про­тивники почти физически ощущали напря­жение в горячем воздухе лета.

Напряжение было особенно заметно на передовых постах, размещенных перед пер­вой линией обороны советских войск. Вой­ска, которые занимали передовые позиции в Красной армии, назывались боевым охране­нием. Они выступали в роли сигнальной ко­манды, которая оповещала свои войска о том, что немцы наступают; здесь находились наблюдатели с покрасневшими от постоян­

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image85.jpeg

ного напряжения глаз веками, которые те­перь видели, как внезапно появились немцы и двигались в пыли и на жаре, открывая огонь при приближении.

От этих аванпостов не ожидалось, что они сделают больше, чем просто выиграют время для главных сил обороны, чтобы те пробудились и встали к своим орудиям, пос­ле чего боевое охранение отойдет назад (если выживет). Русские были к этому времени уже хорошо знакомы с методами, которые использовали немцы при развертывании на­ступления. Те следовали успешно приме­нявшемуся шаблону, который с таким блес­ком оправдывал себя в первые годы войны.

Немецкая артиллерия вблизи линии фронта под Курском. В ранние утренние часы 5 июля артилле­рия Красной армии обстреляла известные позиции немецкой артиллерии, сея смерть и разрушения в рядах немецких артиллеристов, которые готовились начать артподготовку наступления своих войск.

Быстрый, но высокоэффективный ответ на броне­вую защиту немецкого «Тигра»: Су-152. «Зверобой», как прозвали СУ-152, был просто 152-мм гаубицей МЛ-20, установленной в закры­той рубке с толстой (лоб 120 мм, борт 90 мм) броней на шасси танка КВ-1. Антенна указывает на то, что это машина командира подразделения или части, поскольку использование радиосвязи в советских танковых войсках было пока еще внове

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image87.jpeg

Советские командиры ожидали, что не­мцы пошлют вперед небольшие передовые подразделения. Как правило, это были раз­ведывательные батальоны с саперами, кото­рые по мере продвижения вперед обнаружи­вали и разминировали минные поля. Когда происходил контакт с первой линией совет­ской обороны, немцы останавливались и вы­двигали большую часть своих атакующих соединений к рубежу атаки. Пока солдаты и машины занимали свои места, немецкая ар­тиллерия открывала огонь. К счастью для русских, вермахт не отошел от своего обыч­ного шаблона.

4 июля для русских стало очевидно, что наступление неизбежно. Дезертир-словенец из немецкого саперного взвода сообщил тем, кто его допрашивал на советской стороне, что его части было приказано расчистить проходы в минных полях и убрать колючую проволоку перед их позициями.

Более того, им выдали водку и паек на пять дней, в то время как начало наступле­ния было намечено на 3.00 утра 5 июля. Эта информация имела отношение к южному флангу выступа. Ближе к вечеру 4 июля не­мцы зашевелились, что подтверждало, что надвигается буря. Несколько батальонов ХЬУШ танкового корпуса к югу от выступа

С лицом, выражающим одновременно мрачное предчувствие и решимость, красноармеец стоит на посту у полевого орудия, которое он, возмож­но, скоро пустит в ход против немцев, как только наступит рассвет над Курским выступом.

начали разведку боем, двигаясь на передо­вые рубежи обороны 52-й гвардейской мо­тострелковой дивизии советских войск на Воронежском фронте Ватутина.

Тяжелые бои, в которых увязли немцы, стали зловещим предвестником того, что должно было произойти. Хотя солдаты мо­торизованной пехоты дивизии «Великая Германия», 3-й и 11-й танковых дивизий к 21.00 смогли оттеснить передовые части русских, задача оказалась непростой. Те­перь началась следующая фаза — сосредо­точение ХЬУШ танкового корпуса. Мо­топехотным полкам «Великой Германии» оказывали поддержку танковый полк диви­зии и «Пантеры» 10-й танковой бригады. Слева и справа от «Великой Германии» подтянулись 3-я и 11-я танковые дивизии — настолько тихо, насколько могли это сде­лать танковые части.

В 1.15 II танковый корпус СС начал раз­ведку боем и немногим менее двух часов спустя достиг своей цели. И снова произош­ло сосредоточение танков и солдат; однако ему помешала сильная гроза, проливной дождь превратил область знаменитого Чер­ноземья в грязную жижу, которая забилась в гусеницы и колеса многих машин.

Стык II и XLVIII танковых корпусов прикрывался 167-й пехотной дивизией. На правом фланге «Лейбштандарта» располага­лись танки «Рейха», справа была третья ди­визия танкового корпуса СС Хауссера, а именно моторизованная дивизия «Мертвая голова». Далее на юго-восток разведка не­мцев была малоэффективной из-за сильных позиций советских войск, протянувших­ся по восточному берегу реки Северский Донец.

К несчастью для немцев, в ходе разведы­вательной фазы был взят в плен пехотинец 168-й пехотной дивизии. Он выдал сведения о том, что главное наступление запланиро­вано на ранние утренние часы 5 июля. Ле­том в России светает рано — в 3.00—4.00 часа. Ватутин теперь уверился в том, что на­ступил великий момент. Начальник Гене­рального штаба Красной армии и представи­тель Ставки на южном фланге выступа маршал A.M. Василевский дал разрешение Ватутину начать приготовления к контрме­рам и проинформировал Жукова, своего коллегу на северном фланге, о сложившейся ситуации.

 

Приготовления немцев

На севере Курского выступа Модель не си­дел сложа руки. Операции по разминирова­нию и разведке проводились все время на фронте 9-й армии большую часть вечера 4 июля. Однако на протяжении того вечера боевым дозорам русских повезло, и они, ведя наблюдение и наткнувшись на команду саперов, взяли пленного. Всякие дальней­шие сомнения, которые могли еще оставать­ся у русских относительно времени начала операции «Цитадель», были полностью рас­сеяны языком, фельдфебелем Бруно Фер- мелло из 6-й пехотной дивизии, который утверждал, что наступление должно начать­ся в 3.00 5 июля 1943 года. Сразу же эти раз­ведданные были переданы Жукову, который немедленно приказал Рокоссовскому начать упреждающий обстрел, и затем информиро­вал Сталина в Москве, что войска вот-вот вступят в сражение. Сталин уже разговари­вал с Василевским и одобрил решение Жу­кова, потребовав, чтобы тот поддерживал с ним постоянный контакт.

Контраст между простой, не изменившейся на протяжении столетий технологией, по которой построена эта ветряная мельница, и войной с применением машин, которая свирепствовала в нескольких километрах отсюда, разителен. Такие, как это, строения, совершенно очевидно, были наблюдательными пунктами и неизбежно привлекали на себя огонь противника.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image88.jpeg

Артиллерия Воронежского фронта от­крыла огонь в 1.10, а Центрального фрон­та—в 2.20. Сталин позвонил Жукову вскоре после 2.20, чтобы узнать новости. Цели были заранее намечены, поскольку места сосредо­точения и артиллерийские позиции немцев были известны или о них догадывались. Вы­стрелы русских артиллеристов были и удач­ными и неудачными, но несомненно, что благодаря их усилиям немцам был нанесен урон (сам Жуков признает, что было бы лучше провести контрподготовку позже на 30—40 минут. — Ред.). Когда Верховному командованию сухопутных войск сообщили о контрмерах русских, оно ответило прика­зом отложить время атаки на два с полови­ной часа для группы армий «Центр» и на три часа для группы армий «Юг». Таким образом, не успев толком начать наступле­ние, немцы были вынуждены из-за действий русских изменить свои планы; и так повто­рялось много раз в последующие дни, что было зловещим знаком для Гитлера и его ге­нералов.

В дополнение к действиям артиллерии русские предприняли массированный удар с воздуха с целью поразить самолеты люфт­ваффе на земле сразу же перед их взлетом, когда они полностью заправлены горючим и вооружены, но весьма уязвимы. Летая на

Расчет этого 1 52-мм орудия МЛ-20 заполняет ан­кеты, чтобы стать членами коммунистической пар­тии. Весьма многое побуждало даже недостаточно идеологически подкованных (как тогда говорили) простых русских солдат заполнить эту анкету и стать коммунистами, прежде чем идти в бой.

 

При внимательном рассмотрении глубина этого противотанкового рва проступает очень четко, если сравнить с ростом человека ближе к верхне­му краю изображения. Высокий травяной покров обеспечивает идеальную естественную маскиров­ку, скрывая такой ров до самого последнего момента. На такие нехитрые приспособления попадались наиболее беспечные немецкие водители танков.

Расчет этого 1 20-мм полкового миномета образца 1 941 года ожидает приказа открыть огонь. Красная армия придавала огромное значение использованию минометов, считая миномет столь ^ же важным видом вооружения, как и его «старше- ш го брата» артиллерию. Простота их производства, обслуживания и ремонта, а также мобильность были явно ценными качествами в их роли непо­средственной огневой поддержки.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image89.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image90.jpeg

высотах 2—3 тысячи метров, сохраняя тес­ный строй, из-за неприспособленности к ночным полетам, советские бомбарди­ровщики ринулись в ранние утренние часы к аэродромам люфтваффе. Операция долж­на была быть предпринята силами 2-й и 17-й воздушных армий. Всего в ней приняли участие 417 самолетов.

Однако благодаря недавно установлен­ной радиолокационной системе «Фрейя» немцы получили четкое предупреждение о приближении военно-воздушных сил Крас­ной армии и смогли поднять в воздух доста­точное количество истребителей прикры­тия, чтобы перехватить русские бомбарди­ровщики, прежде чем те смогли нанести большой урон. Советская сторона утверж­дала, что в результате этих рейдов на аэро­дромах к югу от Курского выступа уни­чтожено или повреждено 60 вражеских са­молетов.

По утверждениям немцев, в южных райо­нах в первый день было уничтожено до

Явная импровизация и определенно оптимистиче­ский настрой в применении противотанковых ру­жей ПТРД (слева) и ПТРС (справа) в роли средств противовоздушной обороны. Трудно себе пред­ставить вероятность для этих стрелков сбить что- либо летящее быстрее, чем аэростат наблюдения.

432 советских самолетов. На основании изу­чения документов советского Генерального штаба, касающихся операции под Курском, создается впечатление, что действия воен­но-воздушных сил Красной армии в воздухе над Центральным фронтом не отличались большой активностью вплоть до появления люфтваффе: «Однако в этот первоначаль­ный период оборонительной операции наши воздушные операции носили скорее эпизо­дический, чем плановый характер». В лако­ничной форме, но приказы предписывали летчикам, что они должны «вступать в бой с самолетами противника, как только те поя­вятся над нашей территорией».

После всего того, что произошло, у гер­манского командования не могло оставаться

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image92.jpeg

сомнений в том, что русским было хорошо известно о намерениях немцев и что опти­мизм немцев не оправдался. Но на данной стадии было просто слишком поздно пере­сматривать ситуацию; как бы то ни было, операция «Цитадель» уже больше не могла откладываться.

Вслед за прекращением ударов советской артиллерии в 4.30 началась артподготовка немцев. Она продолжалась 80 минут, а ее цели находились в пределах первых четырех километров русских оборонительных пози­ций. Контрудар советской артиллерии с ис­пользованием более 900 единиц оружия всех типов и калибров последовал через 5 минут, и ее огонь продолжался 30 минут. Наряду с артиллерией удары наносили самолеты люфтваффе. Ужасная какофония от разры­вов снарядов, свистящих бомб и завывания пикирующих бомбардировщиков «Штука» не могли не натягивать до предела не столь закаленные нервы многих из русских ново­бранцев.

Затем в 5.30 стали наступать первые не­мецкие наземные силы — пехота при непо­средственной поддержке ограниченного чис­ла танков. Первым начал движение XXIII ар­мейский корпус Фрейсснера на правом фланге 9-й армии. Эта атака была нацелена на стык 13-й и 48-й советских армий и пред­полагала отвлечь внимание советских войск от главного направления удара далее к запа­ду. Мощь обороны советских сил скоро ста­ла очевидной. Противопехотные мины на­несли тяжелый урон 38, 78 и 216-й и пехот­ным дивизиям вермахта. Перед лицом жесткого сопротивления, даже при непо­средственной поддержке авиации и броне­техники, продвижение немцев вперед было небольшим, не более чем на 1,5 километра

Точность наблюдения была необходимым услови­ем меткого артиллерийского огня, особенно для ближнего боя. Эти офицеры передового наблюде­ния используют бинокли и стереоскопический дальномер для контроля над тем, куда попадают снаряды, в то время как солдат докладывает полу­ченные данные по телефону. Эти воины входят в состав гвардейской артиллерийской части.

Командир подразделения танков КВ-1с осматри­вает местность на предмет обнаружения наступа­ющих немецких танков. На фотографии он под маскировочной сеткой довольно слабой защи­той от рыскающих повсюду групп штурмовиков люфтваффе.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image93.jpeg

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image95.jpeg

Фотографии на этой странице отобраны из серии фото, запечатлевших действия моторизованной дивизии «Великая Германия» во время битвы под Курском (обратите внима­ние на символ дивизии каску, нарисованную на корме сзади машины, и еще одну каску на б(Ьоне).

Руководимая генерал-лейтенантом Вальтером Хёрнляйном «Великая Германия» была элитным соединением. Укомплектованная своим собственным танковым полком, она могла похвастаться 1 75 танка­ми и 35 штурмовыми орудиями. Дивизия входила в состав XLVIII танкового корпуса генерал-лейтенанта Отто фон Кнобельсдорфа.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image96.jpeg

по направлению к их цели — Малоархан- гельску.

Большего успеха достигли усилия на на­правлении главного удара Моделя — атаки ХЬУП и ХЫ танковых корпусов. Модель ввел в бой 20-ю танковую дивизию в первом эшелоне атакующих войск, а свои танки Рг III и Рг IV держал рядом с сопровождав­шими их саперами, которые должны были делать проходы в смертоносных минных по­лях русских. К 9.00 20-я танковая дивизия достигла деревни Бобрик и вклинилась в позиции советской 15-й стрелковой дивизии на глубину 5 километров.

 

Бону Понырей

Под нарастающим давлением на 13-ю армию Рокоссовский ввел в бой из резерва фронта две истребительно-противотанковые артил­лерийские бригады, артиллерийскую брига­ду и 21-ю отдельную минометную бригаду, вооруженную 82-мм и 120-мм минометами. Командующий 13-й армией Пухов ввел в бой свой резервный 27-й гвардейский тан­ковый полк, мобильные заградительные от­ряды и саперов для сдерживания натиска немецкой пехоты в направлении Понырей. Рокоссовский обеспечил воздушную поддер­жку, 350 самолетов в помощь войскам Пухо­ва. По словам командира 6-й немецкой ди­визии, «русские применяли самолеты в невиданном до сих пор на Востоке коли­честве».

В течение времени после полудня 15-я стрелковая дивизия была оттеснена назад на линию высот к западу от Понырей. Этот от­ход оголил правый фланг 17-й армии, самая восточная часть которого, 132-я стрелковая дивизия, также отступила. Наступающие немцы были наконец остановлены минными полями и артиллерийским огнем. Дальней­

В первые утренние часы 5 июля огонь как совет­ской, так и германской артиллерии озарил небо вдоль линии фронта. На этой отражающей памят­ные события картине видно, как освещенные отблесками вспышек огня артиллерии саперы выполняют опасную и тонкую работу по установке мин в тылу первого оборонительного рубежа. Обратите внимание на 7,62-мм ручной пулемет системы Дегтярева (Дегтярева пехотный образец 1 927 года) справа.

шие атаки «Фердинандов» при поддержке подрывных машин дистанционного управ­ления «Голиаф» были направлены на про­рыв участка обороны у Малоархангельска, но они были задержаны 129-й танковой бри­гадой. Только на одном этом участке фронта советские саперы, часто работая под интен­сивным огнем из стрелкового оружия, суме­ли заложить более 6 тысяч новых мин. Ком­ментарии немцев на тактику русской пехоты адекватны: «Советская пехота не поддалась панике при виде ревущих танков «Тигр» и «Фердинанд»... Все было сделано для того, чтобы научить войска не поддаваться пре­словутой «панике перед танками». Резуль­тат был неизбежным». Цитируем дальше:

«Русские пехотинцы позволили танкам с ревом проследовать мимо их хорошо замас­кированных окопов, а затем вылезли из них, чтобы заняться солдатами моторизованной пехоты, наступавшей за танками. И сраже­ние продолжало разгораться на участках, где танковые командиры в авангарде полага­ли, что уже победили.

Танки и штурмовые орудия пришлось повернуть назад, чтобы вызволить солдат... К вечеру солдаты были вымотаны, а у танков и штурмовых орудий кончилось горючее».

Тут и там группы бронемашин вклинива­лись в позиции русских войск, но были отсе­чены. Отрезанные от поддерживающей их

пехоты, они пришли к необходимости отой­ти назад. К концу 5 июля войска Моделя продвинулись вперед на 8 километров через первую линию обороны советских войск, за­паднее Понырей на фронте почти в 15 кило­метров.

Однако атакующие понесли потери в 20 процентах своих танковых частей, при­близительно 200 из 300 введенных в бой тан­ков и штурмовых орудий и почти 20 тысяч солдат. В штабе 9-й армии взгляд на это был осторожно-оптимистичным; первый день прошел хорошо, но Красная армия оказалась сильным противником в обороне, и ее пози­ции были более чем прочными, как об этом и

Немецкие пехотинцы устанавливают на позиции 81-мм миномет (Сг^34). Применявшие его сол­даты хорошо отзывались о Сг\Л^34. Он был устой­чив, надежен и точен. Обычно каждому миномет­ному взводу в составе стрелковой роты полагалось по шесть 81 -мм минометов.

Немецкая огнеметная группа пробирается вперед утром 5 июля. Огнеметы использовались для борьбы с пехотой противника в окопах и блиндажах. Немцы использовали также огнеметные танки.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image97.jpeg

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image98.jpeg

Группа немецких пленных, главным образом летчиков и летных экипажей, стоит в ожидании тех, кто их будет допрашивать. Их явно весе­лое настроение, несомненно, вызвано уверен­ностью в том, что их плен будет кратковремен­ным и вскоре придет освобождение в виде победоносных немецких танков.

В Красной армии применялись два типа противотан­ковых ружей. На фотографии изображен более сложный ПТРС с магазином, снаряжаемым обоймой с пятью патронами, вместо более простого ПТРД с продольно скользящим затвором. Оба ружья имели калибр 14,5 мм. Не было большой разницы в эффек­тивности стрельбы между этими двумя типами ружей.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image99.jpeg

 

 

 

 

 

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image100.jpeg

Первый день

Генерал-полковник Герман Гот (на переднем плане) командовал 4-й танковой армией. У этого прусского офицера и аристократа были лучшие дивизии из тех, которые Германия имела в битве под Курском, включая дивизию «Великая Германия».

Эти красноармейцы готовы к борьбе с танками. На заднем плане противотанковое ружье ПТРД. Лишь в редких случаях эффективное против танков, оно могло с успехом применяться против броневиков и бронетранспортеров. Граната справа от автоматчика это противотанковая граната РПГ-40 (вес 1,2 кг, бронепробиваемость 20 мм), которую бросали на моторную часть или в открытые люки.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image104.jpeg

 

 

предупреждала разведка Моделя. Разверты­валось сражение на изнурение, которое и предвидели русские. Как писал один ком­ментатор, «нигде противник не был неожи­данностью. Нигде он не встретил слабости.

Танки «Тигр» 2-й моторизованной дивизии СС «Рейх» под Курском. Дивизия, которой командо­вал группенфюрер СС Вальтер Крюгер, была од­ной из трех дивизий II танкового корпуса СС. Она имела 129 танков и 34 штурмовых орудия. Удар­ной силой этой части был 2-й танковый полк СС.

Первый день |

Его наступления явно ожидали, и это под­тверждали захваченные русские пленные».

Рокоссовский в своих планах брал за ос­нову те, которые были составлены еще за несколько недель до начала сражения, и приказал контратаковать на следующий день. Цель контратак была проста: восста­новление исходного положения.

Атаку должны были проводить 17-й и 18-й гвардейские стрелковые корпуса, при поддержке 3-го и 16-го танковых корпусов 2-й танковой армии. 19-й отдельный танко­вый корпус должен был прикрывать подвер­гавшийся опасности правый фланг 17-й ар­мии, а 9-й танковый корпус должен был быть подтянут из резерва фронта к северу от Кур­ска и занять позиции, с которых он мог ока­зывать поддержку 2-й танковой армии. Это был, учитывая силы немцев, развернутые пе­ред ними, слишком амбициозный план.

 

День первый: группа армий «Юг»

Оперативная группа «Кемпф» и 4-я танко­вая армия Гота начали вносить свой вклад в операцию «Цитадель» на три часа позднее, чем было запланировано. Главная цель 4-й танковой армии заключалась в том, чтобы к концу дня 6 июля захватить плацдармы за рекой Псёл, к югу от Обояни.

Для достижения этой цели ХЬУШ тан­ковый корпус и II танковый корпус СС ата­ковали в северном направлении к пересече­нию двух дорог, ведущих далее на север через Покровку (не путать с Прохоровкой) и Обоянь к самому Курску. Непосредствен­ной целью Х1ЛЧН танкового корпуса было село Черкасское, главный опорный пункт первой линии советской обороны, на берегу реки Пены. Главной ударной силой этой атаки должна была быть моторизованная дивизия «Великая Германия», на левом фланге которой находилась 3-я танковая ди­визия, а на правом фланге — 11-я танковая дивизия. Фланги танковой атаки должны были прикрывать 167-я и 332-я пехотные дивизии слева и справа соответственно.

3-й танковой и 332-й пехотной дивизиям противостояли 52-я и 67-я гвардейские стрелковые дивизии, и после жестоких боев немцы прорвались через первый и второй рубежи обороны советских войск, потеснив русских солдат.

К счастью для русских, немцы двигались в северном направлении, и это позволило русским занять оборону восточнее и запад­

нее от исходного рубежа. С наступлением ночи 3-я танковая дивизия достигла берегов реки Пены.

Дивизия «Великая Германия» двинулась в 5.00 утра со своей собственной ротой «Тиг­ров» в авангарде в направлении строго на Черкасское. Почти сразу 10-я танковая бри­гада примкнула к левому флангу «Великой Германии» и, имея в своем составе более 200 «Пантер», нарвалась на необнаруженное минное поле вблизи района заболоченных оврагов. Увязшие и поврежденные машины стали для русской артиллерии отличной ми­шенью, которую, как и замышлялось, обес­печили мины, и град снарядов, выпущенных по открытому пространству, нанес немцам большой урон, особенно среди саперов. Как следствие, в результате возникшего замеша­тельства было потеряно 36 танков. В такой хаотичной ситуации силы саперов «Великой Германии» были на пределе, и они работали как черти почти 12 часов, прежде чем смог­ли расчистить путь и танки смогли двигать­ся вперед, чтобы поддержать теряющую силы пехоту. Любопытно, что, когда танки двигались вперед, артиллерийский офицер дивизии «Великая Германия» комментиро­вал: «Где наши танки?.. Они застряли в гря­зи... Вдруг танки появились позади нас, их было все больше и больше: у них были очень длинные стволы орудий, совершенно нового типа. Ах да, новые «Пантеры»! Но опять наш энтузиазм тут же угас».

Нужно было благодарить яростно атако­вавшую 11-ю танковую дивизию, вклинив­шуюся в оборону советских войск и достиг­шую села Черкасское, за то, что «Пантеры» смогли выбраться из грязи.

Рота «Тигров» «Великой Германии» на острие танкового клина пробивалась через позиции советских войск, оставляя зачистку траншей солдатам моторизованной пехоты поддержки. 67-я гвардейская стрелковая ди­визия с боями отступила со своих позиций. Гвардейцы, несмотря на то что были поддер­жаны противотанковой артиллерией и само­ходными артиллерийскими установками, откатились назад к относительно безопас­ным окопам 90-й гвардейской стрелковой дивизии вдоль реки Пена. Однако неистовое упорство советских войск и мощь их оборо­ны спутали планы Гота, и к наступлению ночи ХЬУШ танковый корпус не смог до­стигнуть намеченных целей.

II танковый корпус С С Хауссера, благо­получно миновав минные поля, двинул свои

четыре сотни танков и 104 штурмовых ору­дия по главной дороге на Быковку. К огню артиллерийских батарей в составе дивизий СС добавились действия самолетов VIII ави­ационного корпуса и целой минометной бригады Nebelwerfer. Nebelwerfer представ­лял собой шестиствольную установку,стре­лявшую реактивными минами весом 34,15 килограмма каждая.

Три дивизии СС были развернуты па­раллельными эшелонами справа. В каждой дивизии было свое подразделение «Тиг­ров» — эти танки образовывали острие бро­нированного клина. Наступающим соедине­ниям СС противостояли 52-я гвардейская стрелковая дивизия и 375-я стрелковая ди­визия. Обе они входили в число «старых», закаленных в боях формирований, а занима­емые ими позиции были самыми хорошо укрепленными на выступе, поскольку ко­мандование Красной армии прекрасно зна­ло боевое мастерство элитных войск, кото­рым должны противостоять советские пехо­тинцы.

В то время, когда авангард «Лейбштан- дарта» продвигался вперед к Быковке, на его пути оказался 5-й полк гвардейских ми­нометов, в составе которого было несколько батарей многозарядных пусковых ракетных установок «Катюша». Как уже становилось обычной практикой, расчеты «Катюш» опус­кали раму до нулевого угла возвышения и стреляли прямой наводкой через открытое

152-мм гаубицы Д-1 образца 1943 года ведут огонь по врагу (начали поступать на фронт после Курской битвы). Масса в боевом положении 3650 кг. Максимальная дальность стрельбы 12 390 мм. Масса осколочно-фугасного снаряда 40 кг. Начальная скорость 508 м. Боевая скорострельность 24 выстрела в минуту.

пространство по наступавшим немцам. Во многих местах оборудовали специальные пусковые плоскости для обеспечения воз­можности такой стрельбы. Быковка оказа­лась в руках «Лейбштандарта» в 16.10, и, почти не давая времени перевести дыхание, дивизии было приказано продолжить дви­жение и прорваться через «второй рубеж противника... и занять плацдарм за рекой Псёл». Однако, встретив упорное сопротив­ление, «Лейбштандарт» остановился на ночь, «чтобы возобновить атаку утром». Ди­визия «Рейх», сравнительно легко добив­шись успеха в первые часы наступления и перерезав дорогу Обоянь—Белгород, встре­тила на своем пути препятствие в виде 96-й танковой бригады. «Мертвая голова» потеснила 155-й гвардейский стрелковый полк на правом фланге 375-й стрелковой дивизии, но не смогла завершить ее уничто­жение.

Эффективная советская оборона не по­зволила немцам прорваться через оборо­нительные позиции русских севернее Бел­города, создав проблемы для сил Гота в пос­ледующие дни. Однако к концу первого дня

Первый день

солдаты Хауссера продвинулись вперед почти на 10 километров, прорвались на вто­рой рубеж обороны советских войск и по ходу расчленили оборону 52-й стрелковой дивизии на две части. Самой южной атакую­щей группировкой немцев 5 июля была опе­ративная армейская группа «Кемпф». Глав­ной задачей, которая возлагалась на войска Кемпфа, было прикрытие правого фланга Гота, и эта ее роль оказалась жизненно важной.

Вслед за короткой артиллерийской под­готовкой пехота и танки оперативной груп­пы «Кемпф» хлынули вперед через реку Се- верский Донец юго-восточнее Белгорода. Перед ними была 7-я гвардейская армия. Русские так яростно оборонялись, что Кемпф был вынужден передислоцировать 6-ю танковую дивизию.

В 11.00 19-я танковая дивизия ворвалась на позиции советских войск за рекой Север- ский Донец. В течение дня моторизованная пехота 19-й танковой дивизии потеснила 228-й гвардейский стрелковый полк и нача­ла переправляться со своими танками через

реку. После полудня 6-й и 7-й моторизован­ные полки смогли прорвать оборону совет­ской 78-й гвардейской стрелковой дивизии, после чего танки отбросили русских на 6 ки­лометров. Заняв господствующие высоты, немцы доминировали теперь над прилегаю­щим районом более чем на 10 километров. С наступлением ночи плацдарм был увели­чен на 1,5—2,5 километра в глубину и 7 ки­лометров в ширину. Это увеличение дало Кемпфу шанс ввести в дело 6-ю танковую дивизию, которая была отправлена, чтобы взаимодействовать с другими бронетанко­выми соединениями.

На горизонте виднеется подбитое штурмовое орудие StuG III, которое прорвалось на второй рубеж обороны только для того, чтобы быть уничтоженным. На переднем плане представлено во всем разнообразии оружие, которое использо­вали русские пехотинцы во время Курской битвы. Пулемет представляет собой советский вариант пулемета «Максим» образца 1910 года, который использовался в русской императорской армии в Первую мировую войну. Знаменитый двухколесный станок Соколова скрыт в окопе.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image106.jpeg

7-й гвардейской армии был нанесен серь­езный урон. Однако ее жертвы были не на­прасны, поскольку оперативная армейская группа «Кемпф» выбилась из намеченного графика наступления.

Последствиями этого для германских танковых соединений под командованием Гота становилось появление все больших проблем, поскольку разрыв между ними и войсками Кемпфа, который должен был прикрывать их фланги, все увеличивался.

Поэтому 4-я танковая армия была вы­нуждена использовать войска, которые должны были бы продвигаться вперед, но вместо этого прикрывали становившийся

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image107.jpeg

Танки 1-34/76 выдвигаются со своих скрытых по­зиций в пыль и дым сражения. В задней части кор­пуса можно видеть запасные внешние топливные баки. Их расположение на машине было уязви­мым, поэтому перед боем эти баки сбрасывались. Дым и пыль боя в летние месяцы сильно снижали видимость из танка.

все уязвимее восточный фланг армии. Одна­ко, несмотря на то что продвижение оказа­лось более медленным, чем предполагали немцы в своих планах, на южном фланге вы­ступа диспозиция не выглядела слишком плохой, и они полагали, что могут достиг­нуть больших успехов в последующие дни.

Ответ Ватутина на протяжении дня со­стоял в том, чтобы выдвинуть свои резервы и перекрыть вектор наступления немцев. Планы, составленные русскими на проведе­ние контратак, устарели еще до того, как ус­пели просохнуть чернила на бумагах с при­казами, настолько высока была скорость наступления немцев. Поэтому 1-й танковой армии было приказано держать рубеж вдоль реки Пены, оказывая поддержку уже нахо-

Используя маскировку для живой силы и техники, это тяжелое орудие следует на позицию. Большая часть советской тяжелой артиллерии буксировалась тракторами. Обычно использовал­ся трактор С-60 «Сталинец», который выпускался в Советском Союзе по лицензии американской компании «Катерпиллар». Орудийный ствол защищен чехлом от пыли, которая могла серьезно снизить эффективность стрельбы.

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image108.jpeg

Воздушные бои, которые происходили в ранние утренние часы наступления на Курск, стали самы­ми значительными во всей Второй мировой войне. Более того, они знаменовали собой наступление эры доминирования военно-воздушных сил Крас­ной армии как летного состава, так и машин. В численном отношении военно-воздушные силы Красной армии имели явное превосходство над немцами; их успех под Курском дал летчикам еще больше уверенности в своих силах.

лившейся там пехоте. 5-й гвардейский тан­ковый корпус был подтянут к позициям в тылу 51-й гвардейской стрелковой дивизии; 31-й танковый корпус держался в качестве сил быстрого реагирования в ожидании лю­бой возникающей угрозы.

В других местах на рубеже обороны 93-я гвардейская стрелковая дивизия была выдвинута, чтобы занять оборонительные позиции восточнее реки Липовый Донец, юго-западнее Прохоровки, чтобы предотвра­тить соединение войск II танкового корпуса СС и оперативной группы «Кемпф». То, как Ватутин развертывал и применял свои тан­ки — число этих машин доходило до тыся­чи, — вызывало критику как со стороны Сталина, так и Жукова.

Однако и Василевский, и Хрущев, кото­рые там находились в то время, поддержива­ли действия Ватутина. Германские тяжелые танки, используя свое преимущество в во­оружении и бронировании, отражали, часто огнем с дальних дистанций, контратаки со­ветских танковых частей, но и сами несли потери. В то время восточный фланг насту­пающей группировки немцев все больше и больше оголялся перед мощными танковы­ми ударами советских войск. Они были на­столько мощными, что создавали угрозу ты­лам наступающих танковых клиньев.

Ватутин всю ночь занимался тем, что стягивал в этот район так необходимые под­крепления. Эти силы включали в себя и 27-ю противотанковую бригаду с 72 орудия­ми. Мощный натиск немцев на Воронеж­ском фронте был в некоторой степени не­ожиданностью для русских (самый сильный удар ожидался на севере, в полосе Централь­ного фронта. — Ред.). Большая часть их тан­ковых сил выступала здесь в роли поддер­жки оборонявшейся пехоты. Однако немцы наступали так, что оголился их восточный фланг, что давало русским прекрасные воз­можности для контрударов, которые нельзя было упускать.

Контратака русской пехоты во второй половине дня 5 июля. Огонь прикрытия обеспечивает 7,62-мм легкий пулемет Дегтярева, прозванный «граммофоном» из-за его дискообразного мага­зина сверху. В условиях жары и пыли, как хорошо видно на этой фотографии, солдаты действовали на пределе своей выносливости и надежности боевой техники. Во время боя вода была столь же важна, как и боеприпасы.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image109.jpeg

 

 

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.6ec37ea6-60fb-4cc2-a97c-42957dff3f4d.001.jpeg

Средний танк Т-55

История самого массового и, пожалуй, самого известного послевоенного танка мира уходит своими корнями к 1944 году, когда на свет появилось  грозное оружие танк Т-44, конструкция которой стала классической для всех последую­щих советских танков. На последних машинах серии Т-44-100 конструкторам удалось установить мощную 100-мм пушку, чему была рада армия , отличавшуюся превосходными для своего времени характеристиками. Послє выпуска 965машин в 1946 году на сме­ну Т-44 пришел новый танк Т-54 с принципиально новой башней, лобовая броня которой достигала 200мм. Сегодня, по прошествии десятилетий, можно смело сказать, что на тот момент Т-54 просто не имел себе равных, настолько зна­чительно по своим боевым характеристикам он превосходил все существовавшие тогда в мире танки. С1951 года на Т-54 стали устанавливаться новые башня и, главное, модернизированная пушка со стабилизатором наведения в вертикальной плоскости, опять же не имевшая аналогов в мире ( см. фото ).

Читать полностью...
eurobazalt.ru