АРМИЯ И ОРУЖИЕ:

Битвы и сражения, танки, сау, бтр, бронетехника второй мировой войны. Фото.

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Варианты "Шермана" часть 1

E-mail Печать PDF

Варианты танка "Шерман"

На базе танка «Шерман» было разработано множество самых разных машин и их разновидностей. Пожалуй, даже больше, чем на базе любого другого танка. Среди них - самоходные противотанковые орудия и артиллерийские установки, огнеметные танки, тягачи для эвакуации поврежденной техники, бронетранспортеры, танки-тральщики и так далее.

Многие из эксцентричных вариантов «Шермана», предназначенные для выполнения более или менее специфических задач во время высадки мор­ских десантов, были разработаны не в США, а в Анг­лии, и фактически американцы избегали их. Британ­скую программу возглавлял генерал-майор сэр Перси Хобарт, а машины, которые получались в результате, были известны под общим названием «Чудеса Хобар­та». В программе использовались не только «Шерманы». Встречались машины, сделанные на базе британ­ских танков «Черчилль». Некоторые разработки так и остались на стадии прототипов, другие реализовывались и использовались до конца войны. Но были и такие, применение которым нашлось и в послевоен­ные годы в современных войнах. Конечно, М4 «Шер­ман» сам по себе был разработан на базе танка МЗ «Грант», поэтому какие-то варианты «Шермана» были созданы на базе лишних шасси от МЗ и могут в какой-то степени считаться вариантами МЗ, но к тому времени, когда они достигли стадии производ­ства, уроки, полученные в ходе реализации програм­мы строительства «Шермана», были полностью учте­ны, поэтому можно сказать, что это все же машины, созданные на базе «Шермана», а не «Гранта».

 

ТАНКИ-БУЛЬДОЗЕРЫ И БРОНИРОВАННЫЕ ИНЖЕНЕРНЫЕ МАШИНЫ

Возможно, простейшим вариантом машины, разра­ботанной на базе «Шермана», был бронированный бульдозер, способный под обстрелом расчищать дороги, засыпать воронки и так далее. Первые пред­ложения о разработке такой машины поступили в январе 1942 года (хотя ранее танки, снабженные У-образными отвалами, испытывались в Центре обу­чения ведению боевых действий в пустыне в Кали­форнии для применения в разминировании). В течение года Инженерно-технический совет армии Соединенных Штатов вместе с двумя фирмами производителями бульдозерных отвалов проводил неторопливые эксперименты. В июне 1943 года ассиг­нования на этот проект выделяться перестали, но фирмы за свой счет довели свои разработки до кон­ца. Несколько «Шерманов» были оборудованы изго­товленными ими отвалами. Машины доказали свою эффективность, в результате чего было немедленно дано разрешение на закупку танков-бульдозеров М1, в которых объединились лучшие качества обоих про­ектов. До конца войны было построено 1957 машин.

Бульдозер М1 с отвалом шириной 3150 мм изна­чально разрабатывался на базе танков с вертикальной подвеской и узкими гусеницами. Отвал устанавливал­ся на две опоры, которые крепились к центральным тележкам подвески. Положение и наклон отвала регу­лировались с помощью гидроподъемника, установ­ленного между носовой частью танка и верхом отва­ла. Затем была разработана версия отвала для танков, оборудованных горизонтальной подвеской и широ­кими гусеницами. Его ширина составила 3505 мм. Этот же отвал устанавливался на танки с вертикаль­ной подвеской. Они получили обозначение М1. В

начале 1945 года был разработан способ крепления отвала, независимый от подвески танка. Здесь отвал крепился на верхнюю бронеплиту корпуса. При этом ширина отвала могла быть различной. Новая разра­ботка была принята на вооружение под обозначени­ем «танк-бульдозер М2».

 

 

ИМПРОВИЗИРОВАННЫЕ БУЛЬДОЗЕРЫ

Кроме того, бульдозерные отвалы и приспособления для установки придумывались и изготавливались в полевых условиях. Танки, оборудованные импровизи­рованными отвалами, успешно использовались для тушения пожаров в местах хранения боеприпасов (просто заваливая их песком и землей) вскоре после высадки на плацдарме у Анцио в январе 1944 года. Позже в Форт-Бельвуаре (штат Вирджиния) на базе «Шермана» были разработаны специализированные машины для тушения пожаров. Они имели внутрен­ние баки для воды емкостью 5670 л и двойные водо­струйные сопла, которые можно было поворачивать на 180 градусов, опускать и поднимать на 60 градусов. Вода через сопла подавалась со скоростью 1900 л/мин насосом, работающим от восьмицилиндрового двига­теля мощностью 85 л.с. На задней крышке корпуса дополнительно находился бак емкостью 567 л с пено- образующей жидкостью. Машины имели специаль­ную защиту от взрыва, к днищу прикреплялась допол­нительная броня толщиной 16 мм.

Танковые бульдозеры широко использовались в десантных операциях на.Тихом океане. 16 машин должны были принимать участие в операции «Оверлорд», но, к сожалению, 10 из них были потеряны, не добравшись до берега, а из оставшихся шести лишь .одну удалось вытащить на пляж, сбросив отвал. Сапе­рам эта потеря очень сильно помешала. Впоследствии бульдозерными отвалами стали вместо танков осна­щать бронированные инженерные машины, но ряд современных основных боевых танков также может оснащаться ими.

 

 

 

БОМБЫ НА ПРИВЯЗИ

Перспектива доставлять мощные подрывные заряды, находясь в относительно безопасной бронирован­ной машине, выглядела соблазнительно и привлека­ла внимание многих. Обычно усилия сосредоточива­лись на разработке ракет с боеголовками. Но появи­лась и другая идея, правда, несколько необычная. Было предложено перевозить привязные приводи­мые в движение реактивным двигателем бомбы весом 115 кг на бронированном прицепе. При приближе­нии к вероятной цели включался реактивный двига­тель, и привязанная к прицепу бомба летела к цели по полукруглой траектории. Она имела два квадрат­ных вертикальных стабилизатора площадью 610 мм. Бомба перелетала через танк и падала на вражеский танк или другую цель, где и взрывалась. Предлагалось перевозить в прицепе шесть бомб, три из которых должны иметь кумулятивные боеголовки для пораже­ния бункеров и подобных им оборонительных соору­жений, а три оставшиеся зажигательные, осколоч­ные или обычные фугасные боеголовки. Тесты, про­веденные в лаборатории баллистики Абердинского полигона, показали, что оружие в принципе может быть достаточно эффективным, но данная тема находилась в самом конце списка приоритетов, поэ­тому вплотную заниматься бомбами на привязи ник­то не стал.

 

РАКЕТЫ С ФУГАСНЫМ ЗАРЯДОМ

Как отмечалось выше, многоствольные реактивные минометы не подходили для доставки подрывных зарядов, хотя общий принцип работал достаточно хорошо. Поскольку бронированные инженерные машины должны были действовать на переднем крае, они неизбежно подвергались мощному обстрелу из пулеметов, что подвергало постоянной опасности смонтированную на башне легко бронированную пусковую установку Т64. Вместо нее было решено разработать однотрубную заряжающуюся с казенной части пусковую установку, которую предполагалось установить в щит пушки «Шермана». Были разработа­ны две установки '176 и Т105 калибра 183 мм. После испытаний обе установки были признаны более или менее годными, хотя вплоть до окончания войны работы не были доведены до конца. Наиболее амби­циозная попытка разработки вооруженного ракета­ми танка для разрушения фортификационых соору­жений в конечном итоге также не была реализована. Он разрабатывался под индексом Т31 на базе М4АЗ с горизонтальной подвеской. Машина была вооружена парой пусковых установок калибром 183 мм, разме­щенных в бронированных блистерах, по одному с каждой стороны башни (которая была намного уже обычной). Пусковые установки имели казенную часть револьверного типа с пятью каморами. Заряжание должно было производиться с казенной част и, внут­ри танка. Предусматривалось, что минимальный бое­комплект составит 30 ракет. Кроме того, в башне был установлен фальшивый ствол 105-мм гаубицы и два вполне нормальных 7,62-мм пулемета. Предусматри- вались также башенка с прибором наблюдения от танка М4 и 12,7-мм зенитный пулемет. Предполага­лось сохранить курсовой пулемет, а в правом спонсоне установить огнемет. Еще один ог немет меньшей мощности предполагалось установить либо на рабо­чем месте стрелка из курсового пулемета, либо коман­дира. На испытаниях, которые прошли на Абердин- ском полигоне в августе 1945 года, пусковые установ­ки отработали неудачно, и в 1947 году казавшийся таким многообещающим проект был закрыт.

Британские саперы приспособили старые «ІІІер- маны» для перевозки фашин (связок бревен толщи­ной до 100 мм каждое, в свою очередь толщина связ­ки достигала 3 м), предназначенных для заполнения противотанковых рвов. Точно так же использовались танки во время первой действительно успешной тан­ковой атаки в ноябре 1917 году при Камбрэ. Передел­ка была проста, но эффективна: башню снимали, от­верстие закрывали, на корпусе устанавливали наклон­ную рамную конструкцию из труб. 1 Іаверх поднимали фашину и закрепляли се. В случае необходимости фа­шину просто скатывали в ров. Подобная конструкция применялась для транспортировки разборных мос­тов, которые могли быть складного типа и просто пе­ребрасывались в нужном месте через ров или ручей либо жестко закреплялись на верху рамы. В таком слу­чае машина сьезжала в ров и оставалась там, пока не был построен более-менее постоянный мост. Амери­канская армия также проводила эксперименты с мо­дифицированными подобным образом танками, но это было уже после 1945 года, и эти машины никогда не входили в штатное расписание, как это было в бри­танской армии.

 

Танк с бойковым тралом «Шерман-Краб І» высаживается на остров Вальхерен в устье Шельды в районе Антверпена во время десантной операции «Инфэтьюэйт» по захвату порта. Ноябрь 1944 г.

 

 

 

РАЗМИНИРОВАНИЕ И ТАНКИ-ТРАЛЬЩИКИ

Еще одной частью работы саперов и очень опас­ной частью было обнаружение мин и их нейтрали­зация. Как известно, мины с самого начала Второй мировой войны были важнейшим средством позици­онной обороны. При их обезвреживании танки мог­ли очень сильно пригодиться. При разработке моди­фикаций, которые должны были быть одновременно просты, безопасны и надежны, была проявлена нема­лая изобретательность, и небольшие допущенные просчеты можно простить. Изначально нужно было сделать выбор, удалять ли мины либо взрывать их перед танком. Здесь возникала альтернатива взры­вать, прикладывая вес, либо с помощью подрывного заряда. Большая часть исследований и экспериментов по данной проблеме, предприня тых в Соединенных Штатах за годы войны, закончилась ничем, отчасти из-за того, что развивались в неправильном направ­лении (часто с самого начала), отчасти из-за того, ч то война кончилась раньше, чем устройство успевали «довести до ума» (и, конечно, есть основания думать, что способность Америки вкладывать большие уси­лия и много денег в программы, имеющие неболь­шой шанс дать хороший результат, была одной из причин того, что союзники вообще победили во Вто­рой мировой войне). Почти во всех случаях, когда требовалась машина для установки нового оборудо­вания, как экспериментального, так и уже «рабочего», выбирали «Шерман», который стал самым универ­сальным танком союзников.

Ручное разминирование занятие, опасное в любом случае, и опасность возрастает многократно, если заниматься этим под огнем. При этом размини­рование можно осуществлять механически, напри­мер, при помощи приспособления, напоминающегоплуг. Экспериментаторы с обоих берегов Атлантики (британцы начали разработки по этой теме еще в 1937 году) не тратили время на разработку'успешно­го проекта. Существовали десятки типов минных но­жевых тралов, как непосредственно предназначен­ных для «Шермана», так и разработанных для других танков и модифицированных для установки на «Шерман».

 

МИННЫЕ НОЖЕВЫЕ ТРАЛЫ

Минные ножевые тралы бывают двух типов напо­минающие плуг снегоочистителя и переворачиваю­щие верхний слой почвы, подобно плугу, применяе­мому в сельском хозяйстве. Лучшими из последних были, по-видимому, британский «Буллсхорн» и М1Л с сошниками, укрепленными на рамной конструк­ции перед каждой из гусениц. Для транспортировки приспособление могло складываться и закрепляться па корпусе. Тралы обоих типов выпускались как для «Шерманов», так и для «Черчиллей». Последние в боевых условиях не применялись, хотя трал «Буллс­хорн» использовали части британской 79-й броне­танковой дивизии на нормандских пляжах и дюнах.

Разработанные также в Британии тралы серии «Фармер» были более сложными. Изготавливались

три версии трала, на двух из которых для траления использовались зубцы, как у бороны, а не сошники. Трал «Фармер Фронт» обрабатывал землю по всей ши­рине танка, «Фармер Трэк» только там, где проедут гусеницы. В третьей разновидности трала, которая называлась «Фармер Дэк», использовались сошники, перед которыми были установлены тяжелые катки, которые не позволяли им закапываться в землю. В эк­спериментальном порядке они разрабатывались для «Шермана» и «Черчилля», но были признаны нена­дежными.

Тралы, работавшие по принципу снегоочистителя, были значительно проще, но имели большой недо­статок поднимая много почвы, они часто закапы­вали мины еще глубже, вместо того чтобы поднимать их на поверхность. Избавиться от этого удалось, на­чав использовать отвалы с длинными закругленными или клиновидными зубцами по нижнему краю. Этосработало, особенно на песке и на рыхлом грунте. Первый трал американской разработки Т4 был пря­мым и устанавливался под утлом к танку. Трал оказал­ся неудачным. Вместо него были разработаны модели Т5 и Т6 с У-образными отвалами. Верхние части отва­лов были закруглены, чтобы поднятые мины не цеп­лялись за них (вечная проблема). Самые удачные чер­ты этих тралов были использованы в моделях Т5Е2 и Т5ЕЗ. В июне 1944 года было решено закупить не­большое количество тралов. В период с марта по май того же года было изготовлено и поставлено 100 тра­лов. Они использовались на Тихоокеанском театре в боях против японцев. Усовершенствованные У-образ- ные отвалы были разработаны и для танков, которые пришли на смену «Шерманам». Похожие устройства используются и теперь.

 

В ходе учебной высадки танк с бойковым тралом «Шерман-Краб I» проделывает проход в проволочных заграждениях. Обратите внимание на насадки на выхлопе и на воздухозаборнике, а также на шкалу глубин, нарисованную на корпусе. Преодолев заграждение, машина функционировала как обычный танк.


 


 

 

 

 

 

Вверху. Цепи бойкового трала танка «Шерман-Краб» били по земле перед танком, взрывая зарытые мины, а зубчатые диски на концах вала служили для разрезания проволочных заграждений.

 

Варианты «Шермана»

 

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image68.jpeg

Вверху. Огнеметный танк «Шерман-Крокодил» с бронированным прицепом, в котором находится огнесмесь.

Внизу. Некоторые «Шерманы» были оборудованы бульдозерными отвалами, которые прикреплялись к центральным тележкам с каждого борта и приводились в движение гидравлически от поворотного механизма башни М4.

C:\Users\Aieo?i\Desktop\media\image69.jpeg

 

 

КАТКОВЫЕ МИННЫЕ ТРАЛЫ

Большая часть приспособлений для ликвидации мин­ных полей, разработанных для установки на «Шермане», представляла собой катковые минные тралы цилиндрической формы, которые надо было толкать перед танком. Они делились на две группы: в первую входили очень тяжелые прочные тралы, предназна­ченные для проделывания проходов в минных полях, во вторую гораздо более легкие тралы, предназна­ченные только для обнаружения мин без потерь людей и техники, а лишь ценой потери или повреж­дения самого трала. Представителем последней груп­пы был трал «Лулу», отличавшийся довольно сложной конструкцией. «Лулу» представлял собой три легких деревянных цилиндра, закрепленных на деревянных брусьях в виде катков таким образом, что два цилин­дра катились перед гусеницами, а третий немного позади них между іусеницами. Каждый каток был снабжен электрической обмоткой, чувствительной к металлическим деталям мины, и приводил в действиезуммер каждый раз, когда проезжал над ней (на самом деле над любым куском черного металла, которые во множестве валяются на любом поле боя). При обнаружении мины (или куска металла) движе­ние приостанавливается до тех пор, пока сапер смо­жет добраться до мины и выкопать ее. Если это мина она обезвреживается. Естественно, человек при этом подвергается очень большой опасности. Именно по этой причине приспособление, известное как <-Лулу->, в армии не использовалось.

Первым приспособлением для обнаружения мин стал британский AMRCR (Anti-Mine Reconnaissance Castor Roller) катковый минный трал, разработан­ный специально для танка «Шерман V». AMRCR состо­ял из четырех самоориснтирующихся катков (катки закреплялись на оси, которая, в свою очередь, закреп­лялась в вертлюге, закрепленном на вертикальной оси). Катки закреплялись попарно один за другим пе­ред каждой гусеницей на опорах, которые крепились болтами к первой и второй тележкам. Подобно боль­шинству минных тралов, катки AMRCR были выпол­нены из стальных дисков, но разного диаметра. Ши­рина катка была равна ширине гусеницы. Оборудо­ванный тралом AMRCR танк медленно продвигался по подозрительной местности, пока мина не детони­ровала. Затем он отъезжал назад, пропуская вперед танки с бойковым тралом, которые обезвреживали минное поле. Опоры трала в случае необходимости сбрасывались (они крепились на пироболтах). Уст­ройство как-то функционировало, но оснащенный им танк очень плохо маневрировал. Кроме того, оно было довольно дорого. От него также было решено отказаться.

В Канаде была сделана попытка разработать более долговечное и прочное устройство CIRD (Canadian Indestructible Roller Device) круговой минный трал. Он выпускался в двух версиях. Длина катка у трала первой версии составляла 394 мм, диаметр 635 мм, у трала второй версии 457 мм и 711 мм соответ­ственно. Вес каждого катка превышал тонну. С момен­та высадки в Нормандии и до конца 1944 года обору­дованные тралом. CIRD «Шерманы» придавались по одному на танковый взвод, но использовались в соче­тании с танками, снабженными другими противо­минными устройствами, например, удлиненным под­рывным зарядом <Тейпуорм > (см. ниже).

Выпускались также тралы, которые были значи­тельно больше и тяжелее. Они предназначались не

Американская морская пехота, сражавшаяся с обороняющимися, засевшими в бетонных бункерах, считала огнеметы самым эффективным оружием.



 

 


 


 

 

для обнаружения минных полей, а для проделывания проходов в них. В ходе первых экспериментов, про­веденных в США, танк МЗ был оборудован катковым тралом Т1. Он состоял из трех катков, два из которых танк толкал перед гусеницами, а третий тянул сзади. Каждый каток был 1020 мм в диаметре. Передние кат­ки были собраны из четырех дисков с прокладками, закрепленных на оси. Задний диск был собран из пя­ти дисков. Испытания показали, что устройство обла­дает значительным потенциалом. 10 декабря 1943 го­да была продемонстрирована его вторая версия Т1Е1, установленная на прототип эвакуационной машины М32 на шасси «Шермана». На этот раз все три катка были смонтированы перед танком. Кроме того, име­лась укосина, установленная на спонсонах на уровне верха лобовой бронеплиты для подъема катков из во­ронок в случае подрыва мины. Каждый каток был соб­ран из шест и дисков диаметром 1220 мм и толщиной 50 мм, нежест ко закрепленных на валу. Между диска­ми находились прокладки. Вес всего устройства со­ставлял 16,4 т. В течение апреля 1944 года было изго­товлено 75 этих минных тралов.

Устройство оказалось эффективным и прочным, но оснащенный им танк очень плохо маневрировал. В грязи и на пересеченной местности маневрировать было вовсе невозможно. Пытаясь решить проблему, конструкторы убрали средний каток, увеличили диа­метр дисков до 1830 мм и уменьшили толщину до 37 мм. В катке стало теперь семь дисков. Чтобы умень­шить вес устройства, в каждом диске было проделано по восемь больших отверстий. Устройство получило теперь обозначение Т1Е2. Его вес составил 12,75 т. "фал расчищал от мин полосу шириной 1020 мм. В бу­дущем размеры его должны были увеличиться.

 

«ТЕТЯ ДЖЕМАЙМА».

В следующей версии устройства Т1ЕЗ диаметр диска составлял 2440 мм, толщина 70 мм. Трал состоял из пяти дисков. Самая существенная разница состояла в том, что трал был оборудован элементарной цепной передачей, которая работала от внешней вспомога- телы юй звездочки ведущего колеса гусени1 ты. В резуль­тате трал стал довольно хорошо управляемым. Общий вес устройства теперь составлял около 27,25 т. Трал проделывал два прохода шириной 864 мм. С марта по декабрь 1944 года было изготовлено две сотни тралов. Солдаты дали устройству кличку «Тетя Джемайма». Некоторое количество тралов использовалось во Франции в июне 1944 года во время прорыва с плац­дарма в Нормандии, в боях в районе Бреста и на вос­токе между Нанси и Метцем. В сентябре 1944 года 738-й и 739-й танковые батальоны американской армии, на вооружении которых стояли танки СОЕ (оснащенные мигающими прожекторами, предназна­ченными для ослепления противника, см. ниже),

получили новую задачу стали заниматься размини­рованием и в октябре получили 18 катковых минных тралов 'Г1Е1, 24 Т1ЕЗ и 12 танков-бульдозеров.

Последняя версия устройства получила обозначе­ние 'Г1Е5. Оно было оснащено тралом несколько меньшего диаметра, имевшим при этом зазубренные кромки. Устройство было значительно легче, но при этом намного маневреннее. Еще лучше в этом от­ношении было похожее устройст во, которое изгото­вила фирма «Крайслер». Оно представляло собой еди­ный трал, длина которого равнялась ширине корпуса танка, состояло из 16 дисков с зазубренными кромка­ми диаметром 1220 мм. Трал находился в переверну­той люльке и держался на двух изогнутых штангах, прикрепленных на спонсонах перед ведущими коле­сами. Вторая версия устройства была шире на т ри дис­ка и выпускалась для танков, оснащенных горизон­тальной подвеской и широкими гусеницами. В 1945 году Т1Е4 и Т1Е6 выпускались в небольших объемах.

Самым экстравагантным стал минный трал Т10, разработанный фирмой «Фишер». Трал размещался на шасси танка М4А2. Конструкторы удалили части гусениц и подвески, сократили длину спонсонов и ус­тановили два трала диаметром 2440 мм там, где рань­ше находились ведущие колеса. Тралы были шириной 915 мм, промежуток между ними перекрывался бук­сируемым тралом шириной 1830 мм. Машина имела клиренс 1400 мм и весила 53 т. Рабочая скорость ма­шины составила 3 км/ч, скорость движения по шос­се 9 км/ч. Фирма изготовила один опытный обра­зец, испытания которого прошли в июне 1944 года, после чего от проекта было решено отказат ься.

 

Б0ЙК0ВЫЕ ТРАЛЫ

Тралы серии Т1 считались лучшими среди минных тралов каткового типа. Но еще когда началось мелко­серийное производство трала Т1Е1, на практике активно применялось альтернативное средство. Замы­сел возник еще в предвоенный период, но до конк­ретных разработок дело не дошло. Устройст во пред­ставляло собой множество цепей, одним концом прикрепленных к вращающемуся с помощью вспо­могательного двигателя валу, которые другим концом били по земле перед танком. Возродил замысел летом 1941 года житель Южной Африки по фамилии дю Тойт, который построил опытный образец устрой­ства, установив его на грузовике, и продемонстриро­вал генералу Окинлеку, сразу оценившему его потен­циал. Дю Тойт назвал свое устройст во молотилкой, но вскоре появилось и было принято повсеместно дру­гое название: «бойковый трал».

Первые бойковые тралы, установленные на бри- танскихтанках «Матильда», были применены в 1942 го­ду в Северной Африке. Они оказались довольно эф­фективными, но работали с перебоями (это было неудивительно тралы изготавливались на месте в пол­ковых мастерских людьми, имевшими самое смутное представление о том, что они делают. Никакие предва­рительные опытно-конструкторские работы не про­изводились. Странно было, что тралы вообще работа­ли). Оснащенные бойковыми тралами танки получили название «Матильда-Скорпион» и стали родоначаль­никами целого направления. Когда в Великобритании началась полномасштабная разработка устройств для разминирования и в страну стали прибывать перед­неприводные танки «Грант» и «Шерман», «Матильду» признали устаревшей («Матильды» и «Валентайны», на которые также устанавливали бойковые тралы, были заднеприводными). «Шерманам» и «Грантам» сразу на­шлось применение в новом качестве бойковые тра­лы теперь можно было приводить в действие напря­мую от движителя, отпала необходимость в установке вспомогательного мотора. В мае 1943 года был готов опытный образец, но испытания показали, что он не лишен дефектов. Тем временем первый образец трала «Скорпион», приводимого в действие вспомогатель­ным мотором, переправили через океан, установили на М4А4 и испытали на Абердинском полигоне. Испы­тания прошли настолько успешно, что в компании «Прессд Стил Кар компани» в апреле 1943 года было заказано 30 комплектов устройства (и еще 11 в ию­ле). Переоборудованные машины ТЗ «Шерман-Скор- пион» были использованы в операции по прорыву с плацдарма у Анцио. Вскоре их заменили на перед­неприводную версию ТЗЕ1. С этого момента бойковые минные тралы вошли в число стандартных средств разминирования союзных армий. Британская компа­ния АБС (она провела все конструкторские работы в этом направлении в Великобритании) разработала более легкий и надежный трал «Краб». Перед высадкой в Нормандии было заказано 300 этих устройств.

 

ВЗРЫВНЫЕ УСТРОЙСТВА

Как мы уже отмечали, существовала альтернатива использованию тяжелых катковых или бойковых тра­лов. Вместо этого на закопанные в землю мины мож­но было оказывать давление с помощью контролиру­емого взрыва, если существовала возможность уста­новки заряда. Основная немецкая противотанковая дисковая мина с зарядом в 11 кг ТНТ давала возмож­ность для применения такого метода, поэтому была начата разработка соответствующих устройств. Что­бы метод принес хорошие результаты, должен был применяться принцип «разминирования по площа­дям». Уже к началу Второй мировой войны было выработано два метода обстрел минного поля в линейном порядке и закладка взрывчатки на минном поле. В 1943 году британцы создали саперный танк (AVRE), оснащенный надкалиберным гранатометом для пуска петард Блэкера, известных среди саперов

как «Летающая урна», с зарядом в 12 кг ТНТ. Устрой­ство работало вполне успешно, проделывая проходы в минных полях. Вскоре похожие устройства были разработаны и в США, их начали устанавливать на танки «Шерман». Первое (Т12) представляло собой надкалиберный гранатомет для пуска 25 гранат Т13 с зарядом в 52 кг тротила. Его устанавливали на «Шер­ман», сняв с него башню. Гранатометы были установ­лены в несколько рядов под углом от 45 градусов спе­реди до почти 80 градусов в кормовой части. Общийвес зарядов составлял 1300 ю-. Машина проделывала проход шириной 6 м и длиной 77 м, который начи­нался в 46 м от машины. Заряды детонировали в воз­духе, взрыватели находились в передней части заряда. Три опытных образца были изготовлены и испытаны в середине 1944 года, но к этому времени уже шла разработка реактивных зарядов, от которых ожидали большего, поэтому от ТІ 2 было решено отказаться.

Реактивные заряды были намного тяжелее раке­та Т91 диаметром 273 мм несла 110 кг взрывчатки. Пусковые установки устанавливали на бронирован­ные прицепы, которые буксировали танки. Ракеты за­пускались через каждые шесть метров и взрывались от удара в 18,5 м перед танком. Результаты испытаний выглядели довольно перспективно, поэтому было ре­шено заказать версию Т59 с 30 пусковыми установка­ми, которые отстреливали ракегы через каждые 4,5 м.

В августе 1945 года, егце до того как был изготовлен опытный образец, проект был закрыт.

В конце концов более успешно проявили себя уд­линенные заряды разминирования. Их широко ис­пользуют до сих пор почти втом же виде, что и в кон­це войны. Однако первые версии были либо неудоб­ны («Снэйк»), либо опасны («Тэйпуорм»), «Снэйк» («Змея») был разработан на основе удлиненного под­рывного заряда, применявшегося для проделывания проходов в проволочных заграждениях еще в Первую мировую войну. Изготавливали его в Канаде. Он пред­ставлял собой несколько шестиметровых отрезков труб (некоторые современники называли их водо­сточными трубами, другие трубами для строитель­ных лесов), заполненных тротилом. Их привозили на место в связках, затем соедиггяли между собой. Затем танк сдавал назад к самому началу собранной трубы, цеплял крюком цепь и заталкивал трубу на минное поле. «Шерман» мог затолкать «Снэйк» длиной 122 м и весом 7,1 5 'Г, из которых полторы тонны приходилось на взрывчатку. (В последующих версиях устройства использовались овальные в поперечном сечении трубы, что позволило донести вес взрывчатки до двух тонн. Затем стали использовать трубы из алюминия, при этом общий вес устройства сократился на две с половиной тонны.) Для подрыва устройства следова­ло выстрелом из танкового пулемета попасть во взры­ватель, находящийся на дальнем (от танка) конце соб­ранной трубы. В обычных условиях «Снэйк» проделы­вал проход/ушной 122 и шириной 6 метров.

«Тэйпуорм» («Солитер») представлял собой бре­зентовый пожарный рукав длиной 457 м, заполнен­ный пластической взрывчаткой (при этом первые 15 метров шланга были заполнены песком, чтобы защи­тить от взрыва танк-буксировщик). «Тэйпуорм» под­возили на прицепе к краю минного поля, цепляли к «Шерману» и размещали на минном поле. Часто это было опасным мероприятием, поэтому «Тэйпуорм» не пользовался большой любовью.

Более впечатляющим стало устройство, которое называлось «Конгер» («Морской угорь»). Устройство состояло из пропитанного неопреном брезентового шланга длиной 300 м, емкост и с жидкой взрывчаткой, полученной из нитроглицерина, бутылей со сжатым воздухом и 127-мм пусковой установки. Все это пере­возилось на гусеничном транспортере с открытым верхом. Транспортер буксировали танком «Шерман» к краю минного поля. С помощью пусковой установ­ки шланг выстреливали на место. Затем, используя сжатый воздух, шланг заполняли взрывчаткой и взры­вали если он не взрывался сам, что довольно часто происходило. «Конгер» использовался в Нормандии и в Германии, но мало кто из тех, кто его применял, ему верил. Позже появились инертные взрывчатые вещес­тва, поэтому процесс стал более безопасным. У «мор­ского угря» появились наследники (MICLIC удли­ненный подрывной заряд разминирования в США и «Джайнт Вайпер» («Гадюка»), которые используются и сейчас.

 


 


Для различных версий «Шермана» были разработаны шноркели и комплекты для герметичного закрывания отверстий. Они позволяли танкам форсировать вброд водные преграды глубиной до верха башни.

 

 

Самоходная гаубица М7 на базе танка МЗ (изображенная на снимке гаубица ведет бой в Италии в начале 1944 г.) имела название «Прист» («Священник») из-за похожей на церковную кафедру пулеметной установки.

«МИН0УП0РНЫЙ ТАНК»

Большинство средств разминирования на базе танка -Шер­ман» никогда не выходило за стадию опытного образца, так же как не удалось создать танк, совершенно не поддающий­ся действию мин. Первый танк-тральщик Т14 представлял собой переработанную версию М4, у которой была увеличе­на толщина брони днища и модифицирована ходовая часть. Испытания в Абердине показали, что впереди еще много ра­боты. В результате появилась новая модель — М15 с более толстой литой броней, приваренной к днищу корпуса, и ко­ваными опорными катками, частично защищенными бро- неплитами. закрепленными на спонсонах. Башню сняли и заменили на 25-мм плиту из катаного броневого листа с прибором наблюдения и небольшим овальным люком. Единственным усовершенствованием в механической час­ти стало оснащение машины главной передачей с коэффи­циентом 3,36 : 1 от М4АЗЕ2. в результате чего скорость 33,2-тонного танка-тральщика составила 29 км/ч. Вторая версия с более тяжелыми компонентами подвески и трака­ми получила обозначение Т15Е1. Появились также планы разработки версии Т15Е2 с бронированным днищем толщи­ной 50 мм. но эта машина так и не была построена. Испыта­ния на Абердинском полигоне показали, что машины по- прежнему уязвимы перед тяжелыми противотанковыми ми­нами. Работы продолжались и были остановлены лишь с окончанием войны.

ТАНК ДРАКОН Ml

Несмотря на опасность и ненадежность удлиненных зарядов, американская армия потратила немало сил для разработки собственного образца. Для транспор­тировки приспособили транспортер М10, сделанный на базе «Шермана». В состав «Дракона» М1, как назва­ли устройство, входили шланг длиной 152 м и тонна десенсибилизированного нитроглицерина. Принцип действия был такой же, как у британского «Конгера». Вторую версию, «Дракон» М2, перевозили на облег­ченном «Шермане», экипаж которого был уменьшен до трех человек. Заряд представлял собой три отрез­ка шланга длиной от двух до двух с половиной мсг- ров (на транспортере они лежали параллельно друг другу). Шланг заполняли жидкой взрывчаткой из двухтонной емкости. Это было необходимо для про­делывания достаточно широкого прохода в японскихминных полях (японские противотанковые мины были не так чувствительны, как немецкие). Позже была разработана еще более безопасная версия удли­ненного подрывного заряда, в которой использова­лось пластическое взрывчатое вещество, которое лепили на нейлоновый шнур. На это натягивали матерчатый шланг, который через каждые 152 мм перевязывали веревкой. Получившийся предмет внеш­не напоминал гигантскую связку сосисок. Заряды можно было запускать с помощью ракетной уст анов­ки, правда, тогда они должны были быть короче. Их укладывали на деревянные поддоны, которые затем обычные «Шерманы» буксировали к границе минно­го поля, где опять передавали саперам.

Разрабатывалось множество вариантов устанавли­ваемых на танках «Шерман» устройств, предназна­ченных для доставки взрывчатых зарядов разминиро­вания. Лучшим стало, по-видимому, устройство под названием «Пэнкэйк». Оно представляло собой транс­портерную ленту длиной 7 м (две ленты устанавлива­лись на бортах танка), установленную так, что ее то­рой конец находился на высоте 3,35 м над землей. На ленты через отверстия в спонсонах подавались куму­лятивные заряды в 6,8 кг тротила с натяжной прово­локой. Когда заряд достигал конца транспортерной ленты, он падал, повисал над землей на натяжной проволоке и взрывался. В танке помещалось до 150

зарядов, которых хватало для разминирования поло­сы длиной 245 м. Успешные испытания устройства прошли в феврале 1945 года, но было решено, что оно уступает как «Пэнкэйку», так и многоствольной пусковой установке Т59.

Уровень потерь танков в бою мог быть очень вы­соким, но количество поврежденных машин всегда значительно меньше количества безвозвратно поте­рянных. Естественно, сначала для буксировки пов­режденных танков с поля боя использовались другие танки, но они, как правило, плохо подходили для этой роли. В 1942 году американская армия с переменным успехом начала эксперименты по переделке средних танков в артиллерийские тягачи (см. ниже). Вскоре стало ясно, что получившиеся машины могут исполь­зоваться в качестве машин для эвакуации танков с по­ля боя. Уже в конце сентября 1942 года был выдан за­каз на переделку 750 танков МЗ. Позже в эвакуацион­ные машины начали переделывать танки МЗАЗ и МЗА5 (со спаренным дизельным двигателем ОМС 6046). Эвакуационные машины первого поколения получили обозначение Т2, а после принятия на воо­ружение М31 (позже стали добавлять индексы В1 и В2, чтобы можно было различать версии). Они были очень похожи друг на друта, за исключением того, что отбор мощности для лебедки челюстного типа шел через трансмиссию бензинового двигателя или напрямую с дизелей. Эвакуационные машины были оборудованы укосинами, которые устанавливали на месте башни 37-мм пушки (машины имели фальши­

вые танковые башни с фальшивыми пушками), с па­рой двуногих стоек, при этом опоры укосины в по­ходном положении располагались в кормовой части корпуса машины (когда укосина могла поднять груз весом 4,55 т). Их можно было расположить на земле в пом случае, если допускаемая рабочая нагрузка увели­чивалась втрое. Трос лебедки мог идти либо непос­редственно от машины к носу или корме, либо про­пускался через шкив укосины. Мощность лебедки со­ставляла 27,3 т. На М31 сохранился курсовой пулемет. В машине находился также съемный пулемет М1919, который в случае необходимости надо было устанав­ливать на поворотный механизм фальшивой башни.

В марте 1943 года стало ясно, что количество пред­назначенных для переделки танков МЗ ограничено и что использование их вместе с боевыми танками М4 создаст проблемы для тыловиков. В следующем меся­це Артиллерийско-техиический комитет приказал начать переделку танков М4 всех модификаций в эва­куационные машины Т5 с простой неподвижной баш­ней, сваренной из катаного броневого листа. В башне предусматривалась установка 12,7-мм пулемета. Кро­ме того, в носовой части корпуса был установлен 81-мм миномет (предназначенный, главным образом, для пуска дымовых мин). Машина сохранила курсо­вой пулемет. Укосина теперь представляла собой про­стую А-образную конструкцию, установленную на стыке передней крышки и верхней передней наклон­ной броневой плиты. Ее поддерживала небольшая А-образная рама, установленная на корме. В таком положении укосина использовалась для буксировки тан­ков, сс можно было также установить спереди. Испы- тывалась также эвакуационная машина Т7, у которой башня отсутствовала, но она была признана не соот­ветствующей требованиям. В начале июня 1943 года эвакуационная машина Т5 была принята на вооруже­ние и получила обозначение М32. Индекс В использо­вался для идентификации версий машины, оснащен­ных различными силовыми агрегатами. До конца Вто­рой мировой войны удалось выпустить более 1500 машин, кроме этого было выпущено 800 машин на базе танка МЗ. Позже на шасси М4 была разработана машина М74, значительно превосходившая М32 по своим возможностям. Британская армия также пере­делывала канадские танки «Рэм» и МЗ «Грант» в эваку­ационные машины, при этом выпуская машины на базе танка «Шерман» ЛУК I и АУК II.

 

 


 


 

 

 

ПРОИГНОРИРОВАННЫЙ УРОК

Неудачная попытка прорыва с приморского плацдарма в Дьеппе в ходе провалившейся операции «Юбилей» в августе 1942 года выявила необходимость разработки бронированных инженерных машин, предназначенных для проделывания проходов в за­граждениях во время амфибийных операций. Поэтому в Великобритании танки «Черчилль» (не в последнюю очередь из-за боль­ших габаритов и внутреннего объема) начали переделывать в саперные танки. В феврале 1943 года американские инженерные войска тоже заявили о необходимости разработки подобной машины. Для испытаний было выбрано место рядом с базой подго­товки амфибийных сил в Форт-Пирсе, штат Флорида. Через шесть месяцев испытаний было дано разрешение на пробную пере­делку нескольких «Шерманов». У первого танка, М4АЗ. было снято орудие, а на его месте установили две дверцы толщиной 25 мм. Стеллажи для хранения боеприпасов убрали, а в правом спонсоне между средней и задней тележками вырезали второй люк. Бы­ли приварены поручни и подножка. Машина была также оснащена бульдозерным отвалом М1. И. наконец, на кронштейн над башней установили экспериментальную 20-трубную пусковую установку Т2 для 190-мм ракет.

Скоро стало ясно, что иметь дверцы в лобовой части башни неудобно и очень опасно в боевой обстановке и что ослабление броневой защиты в самом уязвимом месте танка может привести к гибельным последствиям. Поэтому в опытном образце на место пушки установили стальную заглушку, но станок, щит и подъемный механизм оставили. Вместо дверцы в лобовой части сделали второй бортовой люк — в левом спонсоне, немного впереди средней тележки. Этот танк оснастили многоствольной пус­ковой установкой Т64 (версия установки Т40/М17. см. ниже), которая имела направляющие значительно большей длины. Пуско­вая установка была связана с орудийным щитом с помощью поворотной консоли, поэтому ее можно было поднимать и опускать (в ходе испытаний выявились недостатки этой конструкции, поэтому устройство заменили; см. ниже. Обычные танки также осна­щались многоствольными ракетными установками для использования их в привычной роли, а не для постановки дымовой заве­сы. как это предусматривалось для бронированных инженерных машин. Ниже мы вернемся к этому вопросу).

Первоначально задумывалось, что задачи бронированных инженерных машин будут немного выходить за рамки доставки саперов на позиции, с тем чтобы они вручную устанавливали заряды. Предусматривалось, что в машине будет находиться эки­паж в составе двух человек и команда из четырех подрывников, а также 454 кг пластического взрывчатого вещества в платфор­ме башни и прочие необходимые предметы, размещенные в правом спонсоне и под полом башни. Основной план предусматри­вал, что три сапера снимают либо устанавливают мины, а четвертый их подстраховывает. Вместе с танками было испытано мно­жество различных приспособлений, в том числе бронированный прицеп, в котором можно было перевозить тонну взрывчатки, различные салазки для транспортировки взрывчатки и средства установки зарядов, перевозимых на бульдозерном отвале.

Испытания новой машины шли очень медленно, и удивляться этому не приходится, если учесть отношения внутри американ­ского военного руководства, которое не могло решить, как машины должны распределяться и как они сообразуются со штатным расписанием. В результате, несмотря на то, что было разрешено переделать в общей сложности 100 машин, до конца войны бы­ли готовы только две — да и те находились не далее порта погрузки. У британцев ситуация выглядела совершенно по-другому. К началу высадки в Нормандии они имели три полка в составе 60 саперных танков каждый, объединенных в 1-ю Королевскую де­сантную инженерную бригаду. В итоге американские саперы были вынуждены добираться до цели «на своих двоих», имея при се­бе лишь столько подрывных зарядов, сколько способен перенести один человек, а их британские коллеги эффективно использо­вали модифицированные «Черчилли».

Машины были разработаны специально для при­менения на пляжах Западной Европы и могли вытас­кивать танки при сильном прибое во время морских десантных операций. АУК могли работать при волнах высотой до трех метров, а в состав экипажа входил опытный ныряльщик, который должен был надевать буксирный трос. Британцы построили около 50 ма­шин, и некоторые из них оставались в строю и после окончания войны.

 

АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ ТЯГАЧИ И БРОНЕТРАНСПОРТЕРЫ

Некоторые эвакуационные машины ранних образ­цов— М31 на шасси танка МЗ и М32В1 на шасси М4А1 были позже переделаны в артиллерийские тягачи. Для этого с них снимали башни, лебедки и вооружение. Позднее такой же трансформации под­верглись более 200 трехдюймовых самоходных артил­лерийских установок М10А1, построенных на базе

танков М4АЗ. Их оснастили воздушными компрессо­рами, чтобы они могли подавать воздух в тормозные системы орудий и гаубиц. Машины получили обозна­чения МЗЗ, М34 и М35 соответственно. Их общая чис­ленность достигла 350 штук. Грузотранспортер МЗО существенно отличался от этих машин. Он был разра­ботан на базе самоходного орудия М12, которое само получило шасси танка МЗ. При этом силовой агрегат бі.іл передвинут вперед и размещен сразу за отделени­ем механика-водителя (см. ниже). Для грузотранспор- тера приняли ту же компоновку, что позволило полу­чить грузовое пространство в кормовой части. Ранее там предусматривалось место для 40 155-мм выстре­лов. Когда в 1944 году задумывали САУ Т83/М40, было решено, что она получит корпус «Шермана» (модель М4АЗ) с горизонтальной подвеской и широкими гусе­ницами. По той же спецификации было построено очень небольшое количество грузотранспортеров.

Все более тесная координация действий между пе­хотой и бронетанковыми войсками, которая стала от­личительной чертой тактики союзников во время бо­ев в Северо-Западной Европе, требовала, чтобы пехо­тинцы получили транспорт, способный следовать за танками и защищать солдат от огня противника. Для этого было решено использовать усовершенствован­ные корпуса танков. Первыми получили эти машины части канадского 2-го армейского корпуса, которые сняли орудия и стеллажи с самоходных гаубиц М7 «Прист» (см. ниже) и использовали в августе 1944 го­да во время операции «Тоталайз» (канадский компо­нент- операции по прорыву с плацдарма в Норман­дии). Самоходных гаубиц «Прист» было мало, однако было найдено лучшее решение. В Англии было много танков «Рэм», поставленных для учебных целей («Рэ­мы» ранних версий с маленькими вспомогательными башнями идеально подходили для этого, так как уста­новленный в башне пулемет мог поддержать огнем пехотинцев после того, как они спешивались. В «Рэ­мах» поздних версий, у которых башни не было, пуле­мет находился в башенном погоне). С танков сняли главные башни и убрали большую часть внутренних комплектующих деталей. В таком виде машины могли перевозить восемь пехотинцев, механиков-водителейВсе более тесная координация действий между пе­хотой и бронетанковыми войсками, которая стала от­личительной чертой тактики союзников во время бо­ев в Северо-Западной Европе, требовала, чтобы пехо­тинцы получили транспорт, способный следовать за танками и защищать солдат от огня противника. Для этого было решено использовать усовершенствован­ные корпуса танков. Первыми получили эти машины части канадского 2-го армейского корпуса, которые сняли орудия и стеллажи с самоходных гаубиц М7 «Прист» (см. ниже) и использовали в августе 1944 го­да во время операции «Тоталайз» (канадский компо­нент- операции по прорыву с плацдарма в Норман­дии). Самоходных гаубиц «Прист» было мало, однако было найдено лучшее решение. В Англии было много танков «Рэм», поставленных для учебных целей («Рэ­мы» ранних версий с маленькими вспомогательными башнями идеально подходили для этого, так как уста­новленный в башне пулемет мог поддержать огнем пехотинцев после того, как они спешивались. В «Рэ­мах» поздних версий, у которых башни не было, пуле­мет находился в башенном погоне). С танков сняли главные башни и убрали большую часть внутренних комплектующих деталей. В таком виде машины могли перевозить восемь пехотинцев, механиков-водителей

Британцы переделали все свои «Шерманы» под конфигурацию «Файерфлай». На снимке изображен «Шерман» модели М4А1, которому британцы присвоили обозначение «Шерман I», добавив индекс «С», чтобы выделить его возросшую огневую мощь.

 

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Армия и оружие: Фото бронетехники

Rambler's Top100


Популярное

Объявления

http://armia.isgreat.org/images/stories/Aspose.Words.0a6b1f26-55cd-4729-9452-4b612f0e7abd.001.png

Первым основным боевым танком, который приняла на вооружение армия Российской Федерации, стал танк Т-90. Справедливости ради следует сказать, что танк разрабатывался еще при Советском Союзе, в конце 1980-х годов в КБ глав­ной «кузницы советских танков » — Уралвагонзавода (главный конструктор В. И. Поткин). Конструктивно танк Т-90 представляет собой сочетание лучших технических решений основных боевых танков Т-72 Би Т-80У. Создание танка было продиктовано двумя факторами: необходимостью пересмотра конструкции многих узлов и агрегатов с учетом опыта применения танков в реальных боевых условиях, а также в связи с переориентацией производства бронетехники на российские комплектующие после распада СССР ( смотри фото ).

Читать полностью...
Смотрите проститутки москвы. dicarra босоножки shoptime.ru Статьи об окнах. Продажа и установка деревянных окон oknavigoda.ru Заведениях Москвы. Ресторанная жизнь Москвы culinaryon.com